Рите было 6 лет, когда погибла в ДТП ее мать. Отец Риты женился спустя три года. Энергичную брюнетку Зою Павловну, которая привела в их дом и своего сына Мишу, девочка стала звать мамой Зоей: просто мамой как-то не получалось.

Мальчик был чуть старше Риты, и дети подружились, тем более что учились в одной школе и оба занимались в центре детского творчества, где Зоя Павловна руководила хором. Она находила удобным после школьных занятий держать детей в кружках-студиях поблизости от себя. Но нельзя сказать, что относилась к ним одинаково. На первых порах Рита обижалась, когда от Миши явственно пахло мандаринами, а мама Зоя говорила, что мандаринов в доме нет. Сестра отца Галина, немного опекавшая племянницу, объяснила ей, что Зоя вообще-то мачеха неплохая, заботится о ней и почти не обижает. У женщин редко получается не делать разницы между кровными детьми и приемными. Старайся не ссориться, в бутылку не лезь, однако и Золушкой не становись.

Рита стала по дороге в школу требовать портфель мальчика на проверку, и найденные лакомства делились пополам. Миша находил это забавным. Он был не жадина, немного напоминал Медведя из «Обыкновенного чуда»: большой, симпатичный и слегка простодушен. Нравился одноклассницам, а позднее и однокурсницам. Поступил в престижный вуз, но жаловался, что для тамошнего статуса ему не хватает приличного автомобиля. К двадцатилетию сына Зоя Павловна объявила, что отдает ему на машину деньги, которые отец Миши все эти годы присылал в качестве алиментов. Она их правильно вложила, сохранила, на четыре импортных колеса хватит. Рита видела, как поднялась бровь у ее отца, на плечи которого тяжелым грузом легли немалые расходы на образование двух студентов. Но он промолчал, и вскоре Миша сел за руль. Рита посматривала на его выпендреж с легкой иронией. Однако было приятно появиться об руку с таким внушительным кавалером где-нибудь в компании или на дискотеке, не объясняя до времени своих семейных отношений.

Рита благодаря кружкам приобрела некоторый светский лоск. Танцы сформировали осанку, драмкружок отшлифовал манеры и дикцию, а благодаря навыкам рукоделия ее недорогие одежки выглядели стильными. Так что при знакомстве с очень непростыми родителями своего молодого человека в грязь лицом не ударила. Не сказать, чтобы Рита рвалась замуж в свои 19 лет, но ее Борис догадался заручиться поддержкой Зои Павловны. И та с утра до ночи твердила о редком шансе и перспективной партии. Рита понимала, что это действительно удобный случай для мамы Зои - необидно удалить падчерицу из дома и заодно обзавестись влиятельными родственниками. А впрочем, почему бы и нет?

После свадьбы молодые поселились в квартире, подаренной родителями жениха, но семейная идиллия оказалась с червоточинкой: Борис ревновал ее по малейшему пустяку и в порыве ссоры мог поднять руку на юную жену. Разумеется, потом просил прощения, дарил цветы и подарки. Свекровь даже удивлялась ее негодованию, мол, Боренька просто вспыльчив, но ведь отходчив, любит жену, потому и ревнует. 

Рита собралась было разводиться, но умер ее отец, внезапно, инсультом. Помощь новых родственников в организации похорон, участие в расходах пришлись более чем кстати. Рита это оценила и особенно была благодарна за моральную поддержку свекрови в те месяцы, когда казалось, что свет совсем померк. Это снова сблизило ее с Борисом, но ненадолго. Учась на последнем курсе, она все-таки ушла от него, точнее, сбежала и пряталась у тетушки Галины, пока не прошел жуткий фиолетовый фингал под глазом и перестала кружиться голова.

Мама Зоя была резко против ее возвращения домой, несмотря на то что Рите принадлежала часть квартиры. Дело в том, что теперь Михаил собирался жениться, привести невесту в свой дом. А если в квартире кроме матушки наличествует еще и сестрица? Некомфорт. Когда Миша говорил об этом с Ритой, явно стыдился, отводил глаза. Помолчав, сказал глухо:
- Понимаешь, жить без нее не могу... Совсем!
Рита вздохнула:
- Ну ладно, какое-то время у тети Гали поживу, пока сын ее за границей работает.
Вскоре сыграли свадьбу. Михаил светился от счастья, а невеста была прелестна, только как-то уж слишком лихорадочно возбуждена. 
Когда через месяц Рита заглянула в отцовскую квартиру, мама Зоя неожиданно расплакалась, что на нее было совсем непохоже.
- На наркотиках она... Колется, на венах живого места нет, а ведь беременна... Чего ждать?
Рита испуганно спросила:
- А Михаил что?
- Повторяет, что обещал при венчании быть с ней в горе и радости, в болезни и здравии...

Ребенок родился очень больным, молодая мать кинулась утешаться привычным для себя способом и погибла от передозировки. Михаил, которого все считали маменькиным сынком, проявил неожиданное мужество и весь ушел в заботу о сынишке. А вот Зоя Павловна, взглянув на внука, который, если и вырастет, будет, как сейчас выражаются, особенным ребенком, сразу надломилась. Не выдержала, что при всей своей кипучей энергии ничего не может исправить. Вскоре пришлось Рите сидеть в больничной палате рядом с ее кроватью. Мама Зоя говорила, конечно, она не всегда была справедлива к падчерице. И все же, если Рита думает, что Зоя сделала для нее хоть что-то хорошее, пусть поможет Михаилу.

Приподнялась с подушки:
- Умоляю, не бросай его!
Рита плакала, кивала головой и почему-то вспоминала серебристое платьице и корону - костюм Снежной королевы, который когда-то мама Зоя сшила ей для школьного карнавала.

На поминках за столом говорили, что это уже третьи похороны за короткое время в семье, многовато... Четвертые случились через полгода, когда ушел мальчик вслед за своими матерью и бабушкой, несмотря на все усилия Михаила и переселившейся к нему Риты. В последние месяцы она даже ушла с работы, чтобы ухаживать за малышом и не оставлять Михаила наедине с бедой и отчаянием.

А спустя еще какое-то время Рита сидела на кухне у тетушки Галины и оправдывалась:
- Ну мы же в конце концов не кровные... И фамилии у нас разные, факт! Так что никаких особенных проблем.

Галина укоризненно качала головой, но потом усмехнулась:
- Да ладно уж. По крайней мере, этот тебе фингал не поставит. Только вот что бы ваши родители сказали?

Рита упрямо вскинула подбородок:
- Наверное, сказали бы, что жизнь продолжается.