Артем, подходя к воротам дома бабушки и дедушки, глубоко вздохнул и нажал на кнопку звонка. Дверь открыла тетка.
- Ну как он? - негромко спросил у нее Артем.
- Да как сказать... - протянула она в ответ. - Капризничает немного, сам увидишь.

Артем кивнул и направился к входной двери. Оказавшись в прихожей дома, он сразу услышал хриплый голос деда.
- Да не поеду я никуда! - ему явно не хватало воздуха, поэтому возглас получился не слишком громким, но грозным.
- С ума не сходи! - пыталась увещевать его бабушка, впрочем, явно безуспешно. - Помрешь ведь так!
- Ну и помру, сколько можно уже? - продолжал гнуть свое дед. - Дом построил, детей-внуков поднял, хватит, нажился. Не поеду в больницу! Отстань от меня, калоша старая!

«М-да», - подумал Артем. Сколько он себя помнил, дед никогда не обзывал бабушку, да еще и на людях. Да, бывал грубоватым, но не настолько...
- Бабуль, дедуль, привет, - заходя в комнату, Артем сделал вид, что не слышал разговора.
- А, приехал, - выражение лица деда вряд ли можно было назвать приветливым. - Ну привет.
- Сынок, чаю выпьешь? - предложила бабушка.
- Да нет, бабуль, я позавтракал уже, пойду сразу за лопату возьмусь, - Артему не хотелось оставаться в комнате, хоть и стыдно было в этом признаваться.
- Ну иди, - пожал плечами дед.

Переодевшись, Артем взял в сарае лопату для снега и вышел во двор. Впрочем, уже через пару минут он вернулся за штыковой лопатой - слежавшийся и подмерзший снег приходилось сначала как следует разрубать и только потом отбрасывать.
Артем должен был приехать еще неделю назад, тогда работа пошла бы куда легче. Но, как назло, навалилось много дел, и никак не получалось выбраться к старикам. Это и вызвало недовольство деда, явно считающего, что внуки обделяют его вниманием. Впрочем, это было далеко не главной причиной его плохого настроения.

Полгода назад дед проходил медосмотр, в том числе сделал флюорографический снимок. Он-то и не понравился врачу.
- Беспокоиться рано, - объяснил он родственникам. - Я назначу несколько анализов, чтобы картина была яснее.
Впрочем, анализы врачу тоже не понравились… Деда направили в онкологический диспансер.

Начались томительные недели и месяцы ожидания. Врачи, как это часто бывает в таких случаях, выдавали информацию родственникам дозированно, чтобы избежать паники. Назначались новые исследования, но доктора так и не могли точно сказать, доброкачественные образования обнаружились в легких деда или нет. В конце концов с помощью зонда были получены пробы тканей легкого. Сомнений, что дед болен раком, больше не оставалось.
- Не волнуйтесь, опухоль доброкачественная, - успокаивал бабушку доктор. - Придется удалить часть легкого, но ваш супруг будет жить.

В день, на который была назначена операция, вся семья была как на иголках. Сам Артем в течение дня не раз ловил себя на мысли, что совсем не может сосредоточиться на работе. Поздним вечером наконец раздался телефонный звонок.
- Операция прошла успешно, - сообщила Артему тетя. - Но доктору пришлось удалить легкое целиком.
Эта новость, с одной стороны, принесла определенное облегчение, прекратив напряженное ожидание. С другой стороны - целиком удаленное легкое…

Артем понимал, что люди живут и с одним легким. Но мужчина хорошо знал своего деда, который не любил менять привычки. На протяжении большей части жизни он выкуривал по две пачки сигарет в день, да и выпить любил. Все это было бы не так страшно, в конце концов, многие люди, предаваясь в молодости всем мыслимым порокам, с возрастом приходят к здоровому образу жизни, лишь бы продлить свои годы. Только вот дед Артема в последнее время страдал незнакомой прежде хандрой. 

Всю жизнь он был очень деятельным мужчиной, брался за любую работу. В 68 лет, когда у него стали ухудшаться память и зрение, пришлось-таки выйти на пенсию. Но к заслуженному отдыху этот крепкий еще мужчина оказался решительно не готов. Аргументация его была просто железобетонной по своей простоте: мол, я в своей жизни все, что было нужно, уже сделал, теперь мне жить незачем, потому можно и на тот свет… 

Обо всем этом Артем думал, продолжая раскидывать неподатливый снег. Он поймал себя на мысли, что больше всего в жизни ему не хотелось бы видеть, как угасает любимый дед… Не успел он об этом подумать, как дедушка вышел во двор с лопатой. Артем едва сдержался, чтобы не выругаться вслух. 
- Дедуль, ты чего? - сказал он вместо этого. - У тебя же швы едва заросли.
- Ой, Тем, давай хотя бы ты не будешь говорить мне, что делать, - отмахнулся дед и принялся копать снег. 

Впрочем, делал он это недолго - уже через минуту дед скривился от боли и осел на землю. Артем быстро подхватил его и усадил на скамейку.
- Дедуль, давай не дури, - как можно вкрадчивее сказал он. - Ты нам здоровым нужен.
Дед только снова отмахнулся. Так они и сидели молча. Артему очень хотелось закурить, но он подумал, что в присутствии деда этого лучше не делать.
- Ты знаешь, мне когда врач про опухоль сказал, я историю одну вспомнил, - начал вдруг говорить дед. - Глупенькую. У меня в котельной паучок паутину сплел. Дурацкое место для него было, там ведь мухи не летают. Ну, я его стал подкармливать - найду на подоконнике букашку какую-нибудь засохшую и подбрасываю. А как-то раз смотрю - живая муха у него в паутине барахтается. И знаешь, как-то даже жалко ее стало. Глупо, правда? Но я ее доставать не стал, слишком уж она крепко запуталась, подумал, что все равно ей не выжить.
- И что случилось?
- Не поверишь, муха та выпуталась и улетела.

Артем некоторое время молчал, обдумывая сказанное дедом.
- Ведь ты тоже выпутался? - сказал он спустя пару минут.
- Похоже на то...
- Дедуль, ты же хочешь жить, - набрался вдруг смелости Артем. - Зачем на себе крест ставишь?
- Не ставлю, не волнуйся, - приобнял дед внука. - Если честно, мне просто до сих пор не верится, что я буду жить…