Семенов нервно закурил у открытого окна. Было немного стыдно за ссору с женой. Она уехала на УЗИ, а он остался дома. Не потому, что ему было все равно, просто не хотелось накалять там обстановку.
Когда Светлана родила их пятую дочку, разве что ленивый не пошутил на тему бабьего царства в его доме. Друзья без конца подкалывали, называя его бракоделом. Ну разве они с женой виноваты, что мальчики как-то у них не получаются?

Супруги уже и по календарю отслеживали удачные дни, и соблюдали все народные приметы, но женский батальон рос на глазах…
С улицы доносились звонкие голоса игравшей детворы. Дочерей дома не было - кто в школе, кто в детском саду. У Семенова выдался выходной, с его работой он мог себе позволить иногда проводить время вне офиса. Сегодня было второе плановое УЗИ, на котором, как правило, точно определяют пол ребенка. Поэтому обстановка в доме накануне оставляла желать лучшего. Это их с женой шестая попытка обзавестись наследником.

Кухня наполнилась сигаретным дымом. «Опять Светка будет ругаться, что курю в квартире», - подумал он и торопливо затушил сигарету. В памяти всплыли рассказы жены о многодетных семьях. Когда они только поженились, она работала в жилфонде. И каждый день при рассмотрении заявлений на получение квартиры по социальной ипотеке перед ее глазами мелькали семьи, в которых было, к примеру, 8 сыновей и младшая дочка. Или 6 девочек и седьмой мальчик. Как шутила тогда Светлана, «сразу видно, к чему стремились». Кто же тогда мог подумать, что шутить теперь все будут над ними?

Примерно в то же время одноклассница жены, выйдя замуж за турка, уехала с ним в Стамбул. Там родила шестерых красавцев-парней. Когда родился седьмой мальчик, они назвали его Йэтэр, что в переводе на русский язык означает «хватит». На этом веселая русско-турецкая семья попрощалась со своими мечтами о розовых бантиках.

У Семенова этими бантиками была завалена вся квартира. Он усмехнулся и вспомнил, как на их свадьбе мама сказала: «Давайте хоть вы меня девочками порадуйте. Я, пока своих мужиков растила, каждый день мечтала о помощнице». Ну вот они радуют и радуют, как и просили!

Смех смехом, а ведь он всегда очень сильно хотел сына. Даже имя придумал еще задолго до беременности жены. Ждал Александра, а родилась Сашенька. Потом ждал Евгения, а родилась Женечка, за ней Ольга вместо Олега и Юлия вместо Юрия. Самая маленькая Ярослава была настоящей оторвой. Вот ей точно надо было родиться мальчишкой, однако и тут Семенов оказался в пролете. Вскоре после ее рождения глава семейства принес домой котенка, торжественно объявив, что это его друг Василий. В любой свободный момент он брал кота на руки и что-то ему нашептывал, видимо, жаловался собрату на свою тяжелую мужскую долю. Вся эта идиллия прекратилась в тот день, когда выяснилось, что Василий толстеет не от того, что хорошо и сытно питается, а потому, что ждет пополнения. Такого удара Семенов не ожидал. Когда он в сердцах крикнул «Тьфу, черт, и тут одни бабы!», вся семья еле сдерживалась, чтобы не засмеяться в голос.

Хотя чего греха таить, он безумно любит своих девчонок! В любой командировке первым делом думал о том, что привезти им в подарок. Каждый день спешил домой, покупая по дороге вкусности. Уставал, конечно, от их бесконечной болтовни и вездесущих кукол. Но когда маленькие ручки обнимали его со всех сторон, когда девочки шумно спорили, кто первым залезет к нему на коленки, вот тут Семенов таял как первый снег. И он, наверное, был бы абсолютно счастлив в этом своем женском окружении, если бы не вечные шутки друзей на общих посиделках. Мысль о сыне стала для него навязчивой, хотя где-то в глубине души он и понимал, что поступает неправильно.

На столе пропиликал телефон, известив о входящем сообщении. Мужчина поморщился, прочитав послание от лучшего друга. Гришка, как обычно, не удержался от колкостей, расспрашивая о результатах УЗИ. Семенов, разозлившись, снова закурил. Помнится, отец в свое время рассказывал об одном мастере, который работал с ним на заводе. По иронии судьбы он трудился в цехе драгоценных металлов и был отцом четырех девочек. Весь завод в шутку называл его ювелиром. Вот почему тот мужик - ювелир, а Семенов - бракодел?!

Мужчина увидел в окно жену, приближавшуюся к подъезду. Потушив сигарету, он поспешил настежь открыть окна.
Пока Светлана своим ключом открывала дверь, у Семенова от волнения дрожали руки. Женщина тихонько вошла в квартиру и присела у двери на стул. Он спросил:

- Опять?..
Жена молча опустила глаза. Семенов взял сумку и вышел из квартиры.
«Пошел пить к Гришке», - подумала она. Немного отдохнув, стала заниматься домашними делами - скоро из школы придут старшие, потом младших забирать из сада. Из-за шума воды в кране она не сразу услышала, как открылась дверь. Видимо, расстроившись, забыла за мужем закрыть на замок.

- Саша, Женя, вы?
В кухню вошел запыхавшийся Семенов. В руках он сжимал огромный букет пионов и ее любимый сметанный торт. Бросив все это на стол, с нежностью обнял свою супругу:

- Да черт с ними, с этими мальчишками, от них столько шума и проблем. Гришка вон с одним-то справиться не может. А у меня дома целая армия помощниц! Ты прости меня, а? Я ведь люблю вас больше жизни…