- Хорошие яблоки, берите! - бросила вслед очередному прохожему Яна.
Грустно усмехнувшись, женщина подумала, что все-таки торговля - это не ее. Да и урожай на небольшом садовом участке из-за дождливого и прохладного лета был более чем скромным. При других обстоятельствах она оставила бы собранные сливы, вишню и яблоки для себя и сына, но обстоятельства вынуждали поступить иначе. А что делать? Сережка в этом году в одиннадцатый класс идет, выпуск на носу, а потом в университет поступать. Курсы всякие, репетиторы, в наше время нельзя иначе.

Впрочем, торговля шла совсем вяло. За полдня Яна едва отбила плату за место на рынке, весьма невеликую. Подумав, она решила посидеть еще полчаса и начать собираться домой, когда увидела Виктора. Странное дело, когда она смотрела немного наивные сериалы по ТВ, она всегда удивлялась тому, как легко люди узнают друг друга спустя десять, двадцать, тридцать лет. С Виктором она не встречалась восемнадцать лет, но узнала его сразу, несмотря на округлившиеся лицо и живот, наметившиеся залысины и легкую седину на висках. Яна хотела было отвернуться, но в последний момент передумала, решив, что вряд ли мужчина так же легко опознает в ней подругу своей юности.

Виктор, оправдывая ее ожидания, скользнул по ней взглядом и пошел дальше. Неожиданно для себя Яна вздохнула с облегчением. И напрасно - спустя пару мгновений мужчина развернулся и решительным шагом направился к ее лотку.
- Представляешь, не сразу сумел вспомнить, откуда мне знакомо твое лицо, - начал он радостно говорить, как будто они в последний раз виделись на прошлой неделе.
- А я тебя сразу узнала, - почему-то призналась Яна.
- Удивительно, правда? Живем в одном городе и за столько лет ни разу не встретились.

Яна пожала плечами. У нее на этот счет было собственное мнение.
- Казань большая, - задумчиво сказала она вслух.
- Ой, не смеши, мне иногда кажется, что все здесь всех знают, - отмахнулся Виктор. - Слушай, ты сильно занята с этой твоей торговлей? Давай посидим где-нибудь, вина немножко выпьем, поговорим?
- Да неудобно. Куда я свой урожай дену? - Яна окинула взглядом прилавок.
- Ой, брось, закинем в багажник. Пойдем.

Яна поняла, что Виктор так просто не уступит, и согласилась. Спустя полчаса они сидели на летней веранде кафе.
- Знаешь, не хочу ходить вокруг да около, - сказал Виктор. - Сразу проясню: я понимаю, что неправильно поступил тогда с тобой. Мне нужно было быть тверже и меньше слушать мать.
- Пустое, - отмахнулась Яна. - Что было, то было.

Молодые люди познакомились, когда были студентами. Нельзя сказать, что эта встреча казалась им судьбоносной, а чувства - самыми яркими за их короткую жизнь. Они нравились друг другу и с удовольствием проводили вместе время, не говоря особенно о любви. Спустя годы каждый из них мог признаться себе, что даже тогда они в глубине души понимали, что это не насовсем.

Наверное, поэтому матери Виктора не составило особого труда убедить сына в том, что Яна ему не пара, а на данном этапе жизни нужно сконцентрироваться на подготовке дипломной работы. Виктор тогда оканчивал специалитет мединститута, родители готовили его к карьере как минимум замминистра здравоохранения…
- Да нет, теперь я понимаю, что поступил малодушно, - возразил Виктор на слова Яны. - Маму, конечно, слушать надо, но всему есть предел. Тем более что никакой супервыдающейся карьеры у меня не сложилось. Оказывается, для этого мало быть хорошим врачом, надо локтями уметь работать и по головам ходить.
- Верю, - усмехнулась Яна. - Ты всегда был добряком.
- Да я не жалуюсь, - продолжил Виктор. - Мне и простым врачом хорошо, я свою профессию люблю. Личная жизнь, правда, не задалась. Но какие мои годы? А у тебя как дела? Замужем, наверное, дети, все такое?
- Нет, не замужем, - стараясь сохранить самообладание, ответила Яна. - Есть сын, ему недавно семнадцать лет исполнилось.

Виктор кивнул, а потом вдруг едва не подскочил на стуле:
- Подожди, как семнадцать? Это он, получается…
- Да, Вить, ты уже и сам догадался, - кивнула Яна. - Сережа твой сын.

В тот день, когда Виктор сообщил Яне о том, что им надо расстаться, потому что ему нужно сконцентрироваться на карьере, девушка была вне себя. В тот момент она еще не знала о беременности, но, побывав у врача, твердо решила, что Виктор ребенка не увидит. А еще лучше - никогда не узнает о нем, благо родители отнеслись к ситуации с пониманием и были готовы помочь.
- Я потом уже и не обижалась почти, - призналась Яна. - А тебе рассказать не решалась. Не готова была так кардинально жизнь менять.
- М-да, - только и сумел сказать Виктор. - Вот это новость. Ян, ты не обижайся, но мне немного переварить все это нужно. Давай я тебе через пару дней перезвоню?

Прошла неделя, пока Виктор наконец позвонил.
- Ян, скажу начистоту: мы не в мыльной опере, чтобы я немедленно воспылал к тебе чувствами и все мы дружно воссоединились семьей. Слишком много времени прошло. А вот с сыном я очень хочу общаться.

А вот Сергей, как оказалось, был иного мнения.
- А где ты раньше был? Мы тебе были не нужны, - резонно заметил парень, когда Яна познакомила его с Виктором.
- Слушай, я не жду, что мы сразу станем лучшими друзьями, даже отцом или папой называть не прошу, - заметил в ответ мужчина. - Но шанс-то мне дай. Я ведь о твоем существовании узнал неделю назад.

Но Сергей был непреклонен. Виктор пытался принимать участие в жизни сына, помогать финансово Яне, даже украдкой предлагал помощь при поступлении, если парень выберет карьеру медика. Но Сережа и слышать не хотел о том, чтобы иметь что-то общее с отцом.
С тех пор Виктор старался почаще заходить в дом Яны, но Сергей всегда находил повод уйти.
***
- Маме плохо, - голос сына в трубке застал Виктора врасплох. - Кажется, сердце. Что делать?
- Скорую вызвал?
- Ага.
- Скажи, чтобы в мое отделение везли. И возьми себя в руки!

Спустя час Виктор вышел в больничный коридор, где ждал Сергей.
- Беречь надо материнское сердце, - заявил мужчина. - Все хорошо с твоей мамой, не волнуйся, спит она.

Сергей кивнул.
- Вы молодец, - сказал парень вслух.
- Работа такая, - равнодушно заметил Виктор и протянул сыну руку. - Ну что, мир?
- Мир, - подумав, ответил на рукопожатие Сергей.
- В медицинский не надумал поступать?
- Нет уж, ну на фиг такие страсти, я лучше на программиста.