- О, красота какая! - довольно сказал Артем. - Не зря домой торопился.
На столе был простой, но милый его сердцу натюрморт: вареная молодая картошка со сливочным маслом и укропом, малосольные огурцы и запотевший графинчик, на дне которого наблюдалось граммов сто сорокаградусной - не пьянства ради, а аппетиту для, как говорится.

- Все для любимого мужа, - улыбалась Таня. 
Артем с удовольствием поглощал свой ужин. Вскоре он отодвинул пустую тарелку и, слегка осоловевший от сытной еды, раздумывал, не попросить ли жену приготовить ему кофе.

- Слушай, я с мамой разговаривала, - неуверенно начала Таня.
Артем усмехнулся:
- Не зря, значит, графинчик выставила.

Таня пожала плечами.
- Она же моя мама... - смущенно сказала она.
- Извини, - вздохнул Артем. - Рассказывай, что там у нее в этот раз.
- Говорит, ей теперь сложно в город ездить, редко видит внуков. Поэтому хорошо бы организовать ей машину с водителем.
- Зашибись! - весело воскликнул Артем. - А чем она думала, когда просила ей дом за городом купить?.. Природа ей нужна! Свежий воздух!
- Но ведь действительно далековато на автобусе ездить…
- Так пусть такси вызывает! Мало мы, что ли, на ее содержание выделяем? То одно ей, то другое. «Не хочу быть римской папою, а хочу быть владычицей морскою!»
- Разве у Пушкина так было?
- В черновиках так, - Артем не заметил, как супруга переключила его с неприятных мыслей. - Ну ты и хитрюга...
- На том и стоим. Так что с мамой?

Отношения с тещей у Артема были сложными. С одной стороны, она искренне любила дочь и души не чаяла во внуках. А с другой, Зинаида Михайловна была прижимиста до крайности и все, кроме детей и внуков, мерила исключительно деньгами. Учитывая, что Артем познакомился с ней, когда был вечно голодным студентом, отношения с будущей тещей у него поначалу не заладились.
Со временем он начал обрастать «денежным жирком» в виде собственного бизнеса. И вместе с этим постепенно вырос в глазах тещи сначала просто до человека, а потом и до вполне достойного человека. Но осадок остался.

А вот Таня меркантильности матери не унаследовала. Напротив, мягкая и сердобольная, она никогда не отказывала близким в помощи.
- Родная кровь все-таки, - объясняла она мужу. Тот не возражал. В конце концов, родня не слишком злоупотребляла их положением «людей, которые прилично зарабатывают». Кто-то просил помочь с работой, некоторым нужно было денег взаймы. Артем не отказывал, а те в свою очередь не подводили, поэтому отношения с родственниками оставались хорошими.

А вот с Зинаидой Михайловной система дала сбой. Артем считал, что она умело манипулировала дочерью. В целом ее и саму можно было считать обеспеченной женщиной: вполне приличная пенсия госслужащей, собственная квартира, в которой она уже давно жила одна.
Поначалу все выглядело прилично. Ну кто откажет пожилой матери в поездке в санаторий? «Ну и что, что здравница на Мертвом море... Но вы же прилично зарабатываете!»
Вскоре, помимо недешевых подарков к праздникам и оплаты всевозможных процедур по поддержанию здоровья Зинаида Михайловна намеком потребовала и денежное содержание. Что же, родителям нужно помогать - дело святое. Однако запросы этой властной женщины только росли. Весной она попросила купить ей дом за городом. А затем и нанять ей домработницу, дескать, не самой же ей в таких хоромах полы мыть на старости-то лет.

Артем терпел. В финансовом плане дела его складывались более чем удачно. Было на что потакать капризам тещи, но его ужасно раздражало, что та не демонстрирует ни намека на благодарность.
- Знаешь, мне, признаться, надоело это все, - сказал Артем супруге. - Мама - это святое конечно. Но по-моему, пришло время объяснить ей, что иногда следует умерить свои аппетиты.
- Ты прав, - грустно кивнула Таня. - Просто она столько для меня сделала… Помню, когда Союз развалился, папа от нас ушел, а мама под сокращение попала. Так она полы в трех местах мыла и на рынке торговала, лишь бы нас с братом поднять. Хочется теперь все для нее сделать, понимаешь?
- Понимаю. А она должна нашу помощь ценить. Знаешь, у меня есть одно предложение.
- Какое? - насторожилась Таня.
- Хочу проверить, стала бы она помогать нам, окажись мы в трудной ситуации.
Скрепя сердце, Таня согласилась с предложением мужа.

В течение следующих нескольких месяцев Артем с женой разыгрывали стремительно развивающийся кризис в бизнесе. Постепенно они сумели убедить родственников, что банкротство Артема - вопрос времени, а все имущество, включая квартиру, придется продать, чтобы разобраться с долгами.
- Мам, мы у тебя пока поживем? - попросила Таня. - А то квартира наша банку отходит.
Женщина колебалась.
- Танюш, ты же понимаешь, мы не уживемся, - ответила она. - Лучше поищите что-нибудь в аренду. Вот детей можете у меня пока оставить.
Татьяна была расстроена результатом, но все же мать предложила хоть какую-то помощь.
Дети прожили с бабушкой около недели, когда Зинаида Михайловна позвонила дочери и заявила:
- Приезжай, я нашла денег вам на первые месяцы аренды. Детям нужно жить с мамой.

Забирая деньги и детей, Таня была чрезмерно горда своей мамой.
- Вот видишь! - радостно говорила она Артему. - Мама на самом деле очень чуткая.
- Возразить нечего, - капитулировал мужчина. - Надо ей будет подарить что-нибудь.
Впрочем, он насторожился, когда однажды утром, ни свет ни заря, внезапно на пороге их квартиры появилась Зинаида Михайловна. И внутренне напрягся - от тещи можно было ждать чего угодно. 
Зинаида Михайловна без долгих разговоров прошествовала в зал и положила на стол свой радикюль. Помолчав и оглядев притихших дочку и зятя, она попросила их присесть за стол. 
- Артем, - торжественно обратилась она к зятю. - Вот хочу предложить вам свою помощь, раз попали вы в беду. Здесь все мои сбережения. Берите, даю от чистого сердца. 
Артем оторопел и смог только выдавить из себя:
- Сколько?!
С тихой гордостью Зинаида Михайловна вымолвила:
- Шестьсот тысяч. 

Таня подскочила на месте и на радостях бросилась маме на шею:
- Мамочка, я тебя так люблю! Ты классная!

А Артем, изумленный поступком тещи, только развел руками: 
- Ну, мама, вы даете! У меня нет слов...