- Мам, пап, вас к директору вызывают, - выпалил Максим, сам не веря тому, что решился. Внешний вид его, впрочем, с этой смелостью не слишком гармонировал: парень напоминал персонажа классической картины «Опять двойка».
- О, мой мальчик уже совсем взрослый! - я решил немного разрядить обстановку. - Я уж думал, что этого никогда не случится.
- Дурак, нашел, насчет чего шутить, - урезонила меня вошедшая в комнату Ника.

Глянув на Макса, я понял, что сейчас действительно не до шуток.

- Что случилось, сынок? - уже серьезно спросил я.
- Да мы с Серегой подрались, - неуверенно начал мальчик.
- Максим, как ты мог? - возмутилась Ника.
- Тихо ты, - прервал я ее. - Эка невидаль - пацаны подрались. Я в его возрасте редкий день без синяков приходил.
- И что хорошего? - не унималась супруга.
- Ничего, - я не стал спорить. - Только это в их возрасте почти неизбежно. И вообще, может, мы, наконец, выслушаем Максима?

Ника коротко кивнула, и мы внимательно посмотрели на сына, но тот молчал.

- Макс, - как можно мягче сказал я. - Поверь, я на собственном опыте знаю, что к директору за простую драку почти никогда не вызывают, иначе перед его кабинетом никогда бы не заканчивалась очередь. Верно?

Мальчик кивнул.
- А значит, - продолжил я, - у тебя неприятности. И мы с мамой очень хотим помочь тебе их разрешить. А для этого нам нужно знать твою версию событий.
- Серегу в больницу увезли, - выдавил наконец из себя Максим.

Ника картинно схватилась за голову. «М-да, похоже, дело плохо», - подумал я. Вслух же сказал:
- Так, давайте без паники. Сынок, ничего не бойся, рассказывай все по порядку.

Ситуация, описанная Максимом, оказалась вполне типичной: неадекватный парень из их класса откровенно отравлял жизнь всему коллективу. А так как учительница не сумела взять проблему под контроль, ребята стали руководствоваться принципом «каждый сам за себя». И если Максиму хватало сил отбиться от назойливого хулигана, то его более слабому другу Артуру это никак не удавалось.
- Ну, я из туалета возвращался в класс, смотрю - на полу Артур валяется, а Серый сидит на нем и месит. Меня аж переклинило. Подбегаю, значит, хватаю его за шиворот. Дал ему леща и кричу: «Чего творишь?»
- А он чего?
- А он, гад, прям туда пнул, - Максим бросил взгляд на ширинку.
- Да уж, это любого мужика из себя бы вывело, - согласился я.
- Ну, и я ему прямой в «солнышко» пробил. А он отлетел и о подоконник головой треснулся. В общем, за ним скорая приехала.
- Ясно, - сказал я, хотя, если честно, сам был в полном недоумении. - Не волнуйся, все нормально будет.

Узнав номер родителей пострадавшего мальчика, я хотел поинтересоваться его самочувствием. Но разговора с его матерью не получилось…
- Да я вас по судам затаскаю! - первое, что она посчитала нужным сообщить. - Так просто я это не оставлю!

В общем, пришлось положить трубку. Тогда я, сделав еще несколько звонков, узнал, в какую больницу доставили мальчика. Еще несколько минут уговоров по телефону, и я беседовал с его лечащим врачом.
- Да не волнуйтесь, все с ним нормально, даже сотрясения нет, - заверил он, к великому моему облегчению. - В скорой просто перестраховались - ребенок же.
У меня отлегло от сердца. Каким бы хулиганом парень не был, а все же не хотелось бы, чтобы он пострадал, тем более от рук моего сына. Успокоив супругу и Максима, я стал морально готовиться к разговору с директором…
На ковер я решил пойти вдвоем с Максом, чтобы поберечь нервы супруги. Как оказалось, не зря. В кабинете кроме нас присутствовали директор, мать Сергея и классная руководительница мальчиков. К моему неприятному удивлению, последняя заявила, что была свидетельницей того, как Макс ударил Сергея.
- А то, что случилось перед этим, вы не видели? - поинтересовался я.
- К сожалению, нет, - невозмутимо отвечала учительница. - В любом случае драки в школе - это недопустимо.
«Все ясно, боится неприятностей от этой скандалистки», - подумал я. Упомянутая мать потерпевшего не обманула ожиданий: едва ли не брызжа слюной, она требовала как минимум исключить Макса из школы.
- Знаете, мой сын поделился со мной другой версией событий, - сказал я и максимально подробно повторил его рассказ. Мать Сергея все это время пыталась перебивать меня, но я старался не замечать этого.
- Послушайте, - наконец взяла слово директор - уставшая женщина лет пятидесяти. - Я согласна с тем, что драки в школе - это плохо, но ведь никто не пострадал. Я не присутствовала при этих событиях лично, но хочу заметить, что Максима в своем кабинете вижу впервые, тогда как Сергей - частый гость здесь. Поэтому я склонна верить, что драку затеял он.

Мы с Максом ликовали: справедливость восторжествовала, враги посрамлены. Но, как оказалось, радоваться было рано - спустя пару дней мне позвонила инспектор по делам несовершеннолетних… Не соврала скандалистка, так просто она нас не оставит.
- Так ты ударил этого мальчика? - в очередной раз спросила Макса инспектор - въедливая женщина средних лет.
- Да, но… - Макс зря сотрясал воздух - женщина его уже не слушала, что-то записывая.
- Здесь напишите, что с ваших слов записано верно, и подпишите, - протянула она Максу бумагу. Но я прочел ее первым и похолодел: ситуация выставлялась так, что Сергей играл с другим мальчиком, а мой сын просто подбежал и ударил его.
- Но все происходило не так! - возмутился я.
- По моим сведениям, выходит иначе, - скривилась женщина.
- Мы не будем этого подписывать.
- В таком случае встретимся на комиссии…

Я был просто шокирован. Комиссия состоялась через несколько дней, все это время мы готовились защищать своего сына. Но, оказавшись на ковре, я едва не выругался - во главе комиссии сидела та самая дама- инспектор. И снова нас не хотели слушать, мол, все очевидно: есть хулиган и есть пострадавший от него мальчик.
- А знаете, это я во всем виноват, - в какой-то момент мое терпение лопнуло. - Это я учил сына не проходить мимо несправедливости и защищать слабых. Очень жаль, что общество не разделяет моего мнения. Идем, сынок.

Выйдя на улицу, мы пару минут молчали, пытаясь успокоиться.
- Спасибо, пап, - наконец сказал Макс.
- Ерунда, ты же мой сын, я тебя никому в обиду не дам.

В этот момент из здания вышла дама-инспектор.
- Комиссия решила не ставить вашего сына на учет, - с явным неудовольствием сказала она.