О том, что Пашка из соседнего подъезда в меня влюблен, догадаться было несложно. Свои чувства он выражал сначала по-детски: старался задеть, толкнуть, зимой кидал в меня снежки. Не скрою: такое внимание мне нравилось. Мы росли, и постепенно взрослели наши отношения. Теперь при встрече Паша не толкал меня, а улыбался и старался сказать что-нибудь веселое. Со временем появились в моей жизни первые подснежники, ландыши, которые Паша привозил из леса. В кино мы по-прежнему ходили большой дворовой компанией, но однажды пошли вдвоем, и это был незабываемый вечер. Впервые мы почти как взрослые сидели, прижавшись плечом к плечу, и Паша держал меня за руку. 

Конечно, эта детская влюбленность должна была когда-то закончиться. Нас разделяли два года разницы в возрасте - я была старше - и четыре класса в школе. Так получилось, что я пошла в школу в шесть лет. А он, мало того что стал первоклассником почти в восемь лет, так еще однажды остался из-за болезни на второй год. Небольшая разница в возрасте стала пропастью между нами, когда я поступила в пединститут. Пашка сразу остался где-то далеко, в детстве, хотя отношения наши по-прежнему

были больше чем просто дружескими. Постепенно мы стали отдаляться друг от друга. У каждого свои дела, свой круг общения. Я, что ни говори, уже взрослая девушка, Паша - все еще ребенок, школьник. 

На педагогическую практику я попала в нашу школу. Очень волновалась, когда шла на первый урок. Волнение усиливалось еще и от того, что урок предстояло провести в Пашкином классе - 11б. Ребята встретили меня дружелюбно. Пока я с ними работала, не возникло никаких сложных ситуаций, которые порой случаются у молодых учителей. Как потом оказалось, перед первым моим уроком Пашка провел беседу с самыми неблагонадежными. Те пообещали вести себя хорошо, уроков не срывать.

Кончилось тем, что многие заметно подтянулись по моему предмету. Такой успех, конечно, приписали моему педагогическому таланту, хотя дело было скорее в Пашином авторитете. Он был старше всех в классе и недаром имел прозвище Дядька. Уважали.

После того как я побывала в роли Пашиной учительницы, наши отношения, как ни странно, возобновились с новой силой. Как и прежде, мы стали встречаться каждый день. Это, разумеется, вызывало пересуды соседских бабушек, но к ним мы привыкли еще в детстве. И вот новое испытание: сразу после школы переросток-Паша «загремел» в армию. Эта разлука длиной в нескончаемый год и определила всю нашу дальнейшую жизнь. Я ездила к нему в часть, он писал мне длинные письма.

Однажды поздней осенью, выйдя из дома, я увидела его, повзрослевшего и такого родного. Паша стоял около подъезда с рюкзаком: не заходя к себе домой, ждал меня. В военной форме, подтянутый. Вернулся! Теперь мы уже не смотрелись как старшая сестра и младший брат. Скорее наоборот - вполне взрослая пара.

С тех пор вот уже несколько лет мы вместе. Муж окончил институт, у нас растет дочка. Иногда в шутку они называют меня «наша учительница».

Альбина