Дело было зимой, был сильный гололед. Упав пару раз, я шла, прихрамывая: болела ушибленная нога. Казалось, «план по падениям» выполнен. Однако на повороте я опять поскользнулась и грохнулась рядом с каким-то мужчиной. Он упал на мгновение раньше меня. Посетовали на плохую работу дворников. Помогая друг другу, осторожно поднялись. Сразу стало понятно, у нас что-то с руками: у него с правой, у меня с левой. Было похоже на перелом. Что оставалось? Вызвали такси, отправились в травмпункт. В машине побеседовали. Следующие два часа мы сидели в очереди, ожидая приема врача. Разговорились. Руки болели, но совместные страдания, похоже, помогали превозмочь боль. Альберт как мог старался развеселить меня, хотя, думаю, чувствовал себя не лучше, чем я. Переломы наши оказались не слишком серьезными, однако руки нам загипсовали. Впереди нас ожидало несколько недель вынужденного безделья. Это не радовало, настроение упало. Я была готова заплакать и сдерживалась из последних сил.

На выходе из травмпункта в машине нас ждал брат Альберта Рустем, которому тот позвонил, когда мы сидели в очереди. Это было очень кстати, так как добираться до дома в общественном транспорте со сломанной рукой на перевязи было для меня не самой лучшей перспективой. Осторожно погрузились в машину. Не прекращая балагурить, братья довезли меня до дома. Теперь мое настроение не соответствовало обстановке. Казалось бы, перелом руки, боль, мама ахает - чему уж тут радоваться? Но душа говорила: все будет хорошо! А еще не покидало чувство, что с Альбертом мы обязательно увидимся.

Так и вышло. Вечером следующего дня к нам пришли гости - Альберт с Рустемом. Они создали в доме веселую кутерьму. Быстро перезнакомившись со всеми членами нашей семьи, братья водрузили на стол большой торт. Не переставая шутить, Рустем помогал маме расставлять чашки для чая. Альберт рассказывал папе историю нашего знакомства. И мне казалось, что мы знакомы не со вчерашнего вечера, а по крайней мере с прошлого года. На душе было светло и радостно. Мама понимающе поглядывала на меня, гости ей явно понравились.

Потянулись дни, которые, как оказалось, стали самыми важными в моей жизни. Из-за сломанной руки работать я не могла. Поэтому много читала, по мере возможности что-то делала по дому. Но главными в те дни стали наши с Альбертом долгие разговоры по телефону. Несколько раз он приходил в гости. Мы общались, и я вдруг подумала: «Почему мы не встретились раньше? Как бы жили, не случись в тот день гололедицы?»

Наши переломы срослись, но мы не перестали общаться. Больше того! Мы стали встречаться. И где-то через год решили пожениться. На свадьбе новоиспеченный деверь Рустем поведал гостям историю нашего знакомства. Добавив при этом, что, пока срастались наши переломы, срослись и наши сердца. Наверное, лучше и не скажешь. 
Миляуша