Я недавно поменял квартиру - переехал в другой район. Меня все устраивало: рядом магазины, недалеко остановка общественного транспорта - удобно добираться до работы, никаких производственных предприятий поблизости. Переживал, что будут сложности с соседями, поэтому перед заездом поинтересовался у жильцов подъезда, что за люди живут со мной на одной лестничной площадке. Мнения людей разнились. Кто-то говорил, что это обычная семья, другие жаловались, что люди они шумные и часто ругаются. А ведь стены в наших домах достаточно тонкие. Я еще на этапе осмотра будущего жилища слышал громкие разговоры соседей, но решил, что с этим можно смириться, ведь спать ложусь поздно и у меня постоянно работает телевизор.

Соседская семья состояла из трех человек: муж и жена постарше меня и их дочь-студентка. Последнюю я видел редко, как выяснилось позже, она снимала комнату поближе к университету. Родителей девушки тоже видел нечасто, а вот слышал постоянно. Не то чтобы это сильно мешало, но сам факт того, что я в курсе их проблем, немного смущал. И ведь не скажешь, чтобы разговаривали потише, все равно в разгар ссоры не смогут контролировать себя. Я выбрал политику ненападения. Возможно, другие соседи пытались донести супругам, что они не одни в доме, но я не лез. Да и скандалы устраивались не каждый день. Но раз или два в неделю ор стоял на весь подъезд, а этажей в доме девять.

В основном, конечно, я слышал женщину. У нее был пронзительно высокий голос и очень твердая интонация. Она внушала страх уже одними звуковыми частотами. Если бы на меня так воздействовали, я наверняка согласился бы со всем, что мне говорили. Но со мной эта грозная женщина была милой и учтивой. Так везет не всем - ее мужу я сочувствовал.

Однажды, возвращаясь домой, я встретил выбегавшую из квартиры соседей заплаканную девушку - их дочь. Окликнул, хотел успокоить, но она не остановилась. Я почему-то побежал за ней, догнал на улице. Она явно не знала, куда пойти. К слову, выбежала она в домашних тапочках. Девушка посмотрела на меня и покраснела. Я предложил ей подняться ко мне и попить чаю, чтобы успокоиться и потом уже вернуться домой.

Мы сидели у меня в квартире, пили чай под включенную погромче музыку, чтобы не слышать продолжавшийся скандал за стеной. По рассказам Маши, она съехала от родителей, чтобы не наблюдать эти жуткие сцены, но родителей она очень любит, скучает и не приезжать не может. Я искренне посочувствовал ей, у меня тоже были проблемы с родителями, правда, в подростковом возрасте. Сказал, что в следующий раз, когда ей будет тяжело находиться дома, она может смело прийти ко мне. Маша согласилась, но мне тогда показалось, что только из вежливости. 

Однако уже через несколько дней поздно вечером ко мне позвонили. Это была Маша. Мы проболтали с ней на кухне всю ночь, под утро вышли во двор встречать рассвет. Мне было удивительно легко с ней. Скоро она переехала ко мне - это было идеальным вариантом для нее. Теперь она не была свидетелем домашних скандалов, при этом жила рядом с родителями. Но главная причина, конечно, не в этом... 

Олег