Выйдя из машины, Андрей медленно подошел к багажнику и достал оттуда пакет с фруктами. Ноги были ватными, мужчину даже немного потряхивало от волнения: маму он не навещал почти два месяца.

Подбирая слова, которыми он мог бы оправдать свое долгое отсутствие, Андрей вошел в холл дома престарелых. Именно в холл, а не в прихожую - заведение было частным, дорогим: уже на входе бросались в глаза картины на стенах, хорошая мебель, обилие растений в горшках.

- Добрый день, - обратился он к сидевшему на проходной охраннику. - Я хотел бы навестить Анну Михайловну.

Охранник, мужчина средних лет, кивнул, достал журнал. Пролистав несколько страниц, он слегка побледнел.

- Прошу прощения, но разве вам не сообщили? - спросил он у Андрея.

- Сообщили о чем? - спросил тот, хотя внутри уже все сжалось от предчувствия беды.

- Анна Михайловна умерла на прошлой неделе. Директор должен был позвонить вам.

- Мы за границей в отпуске были, - пробормотал Андрей.

***
- Анна Михайловна, ну зачем вам эта древняя кофта? - фыркала молодая жена Андрея Вика. - Ее же в Москве на улицу не надеть - всех бомжей распугаете.

- Хорошая кофта, я ее давно ношу, - поджала губы пожилая женщина, стараясь не расстраиваться из-за грубости невестки. Вторая жена сына ей не очень нравилась. 

- Оно и видно, что давно, - не унималась Виктория. - Выкиньте вы ее, Андрей вам новую купит.

Анна Михайловна молча положила кофту в сумку. В это время в дом вошел Андрей.

- Мам, я Лизку к Зульфие апа отвел, - с порога сказал он.

- Ох, как же Лизонька моя тут... - запричитала Анна Михайловна.

- Господи, ну сколько можно сокрушаться по этой козе? - закатила глаза Вика, но замолчала, поймав осуждающий взгляд мужа.

- Ты городская, не понимаешь, - спокойно сказала Анна Михайловна. - А для меня она - кормилица.

- Мама, пойдем уже на кладбище, - сказал Андрей, чтобы закончить неудобный разговор.

- Да некогда уже туда идти, - попыталась возразить Вика. - До самолета четыре часа всего.

- Милая, неужели ты думаешь, что я уеду, с мужем не попрощавшись? - твердо спросила старушка.

Спустя час они все вместе сели в машину. Глядя на мелькавшие за окнами пейзажи, Анна Михайловна с грустью сказала:

- Как же я без родных Пестрецов? Всю жизнь здесь прожила. И Василий мой здесь похоронен…

- Ой, мам, мы приезжать сюда будем. И не волнуйся так. Тебе с нами хорошо будет.

Но сердце пожилой женщины подсказывало, что ужиться с этой невесткой будет непросто…

Московская квартира Андрея была просторной, он сразу же выделил матери отдельную комнату.

- Анна Михайловна, вам Андрей сказал, что мы квартиру снимаем и за три месяца вперед приличную сумму заплатили? - тут же взяла быка за рога Виктория.

- Много отдали? - ответила вопросом на вопрос старушка, еще не понимая, к чему клонит невестка.

- Вы бы участок со своей развалюшкой в деревне продали, внесли свой вклад.

Анна Михайловна немного опешила от такого напора. Она понимала, что помочь сыну с деньгами было бы правильным, но продавать дом, в котором провела большую часть жизни… Женщина посмотрела на сына вопросительно.

- Мама, решай сама, - сказал тот, помедлив. - Если что, справимся и без этих денег.

Подумав пару дней, женщина все же подошла к сыну и попросила помочь с оформлением продажи участка с домом.

- Анна Михайловна, вы знаете, у нас с Андреем гости вечером планируются, - вкрадчиво начала разговор однажды утром Вика.

- Гости - это хорошо, - отреагировала старушка, не ожидая подвоха. - Тебе с готовкой помочь?

- Нет, нет, нет, - зачастила невестка. - Я в ресторане все заказала. Вы понимаете, к нам придут очень серьезные люди. От того, как им понравится наш прием, зависит карьера Андрея. Вы не могли бы не выходить из своей комнаты, пока они будут у нас?

У Анны Михайловны дыхание перехватило от такой просьбы. Она спросила:

- А что Андрей думает по этому поводу?

- Ну вы же понимаете, что ему неловко говорить вам такое. Но вы же сыну только хорошего желаете.

Анне Михайловне было очень обидно. Но сыну она все же не стала ничего говорить. Из своей комнаты в тот вечер не выходила. А сын заглянул к ней только после ухода гостей...

- Что это за запах? - возмущенно спросила Вика, придя с работы в тот день, когда Анна Михайловна решила порадовать сына своей стряпней.

- Да перемячей вот нажарила, - с готовностью объяснила старушка.

- Анна Михайловна, ну какие перемячи! Мы питаемся только здоровой пищей…

В общем, не складывались отношения с невесткой. Да и жить в московской квартире ей было очень скучно - не получилось из нее городской пенсионерки. День в деревне у нее был расписан по минутам, здесь же ей было нечем заняться и не с кем пообщаться.

Однажды проснувшись, Анна Михайловна не могла понять, где она находится.

- Мама, не волнуйся, у тебя был инсульт, но врач сказал, что все наладится, - объяснил сидевший рядом сын.

Реабилитация и правда проходила быстро, но теперь за престарелой матерью нужен был уход…

- Андрей, мы не можем все время сидеть с ней, - услышала Анна Михайловна как-то голос невестки из соседней комнаты. - Поговори с матерью, в специальном учреждении ей будет лучше.

Женщина решила освободить сына от необходимости говорить ей такое и сама попросила перевезти ее в дом престарелых.

- Я буду часто заезжать, мама, - пообещал Андрей, когда привез мать туда. Та только кивнула.
Сначала он действительно приезжал каждую неделю, потом раз в две недели. Позже навалились дела, и получалось приезжать не чаще, чем раз в месяц…

***
Андрей проснулся в холодном поту. Сон, такой реальный, заставил почувствовать, что матери не стало. Мужчина посмотрел на часы -  4.30 утра. Встав с постели, он начал быстро собираться.

- Ты куда? - спросила проснувшаяся Вика.

- За матерью, - коротко ответил тот.
Виктория резко привстала с кровати и зло бросила:

- Тебе сорок лет, маменькин сынок!

- Пусть так, - спокойно ответил Андрей. - Лучше маменькин сынок, чем неблагодарный сын.

К дому престарелых он подъехал рано утром.

- Мама, поедем домой, - сказал он, обнимая Анну Михайловну.

- Куда?

- В Пестрецы поедем, на наш старенький дом покупателя все равно не нашлось. Давно мы на кладбище не были.

Анна Михайловна быстро засобиралась.

- А Вика как же? - спросила она, уже сидя в машине.

- Не знаю, мама, - ответил Андрей, подумав. - Если правда меня любит, то уж придется вам как-то подружиться.

- Бог даст, все будет хорошо, сынок.