Его имя для земляков означает что-то гораздо большее, чем просто судьба всемирно известного певца. Город, в котором Шаляпин родился, вырос, где его деятельная душа обретается и поныне... Иначе чем можно объяснить 30-летнее существование ежегодного оперного фестиваля в годы «пятилетки пышных похорон», «прихватизации», «реформирования», «модернизации»?

В России зима может быть неимоверно долгой. Февральские морозные заснеженные просторы Отечества навевают мысли не о санях, запряженных тройкой вороных, а о великой, воспетой Пушкиным русской тоске. Но почему в эти дни в Казани царила атмосфера праздника? В тот день публике была представлена не совсем обычная постановка «Бориса Годунова» Мусоргского, а совмещенная версия двух редакций оперы (Н.Римского-Корсакова и П.Ламма). Звездным был состав исполнителей: Борис Годунов - Рене Папе, Ксения Годунова – Венера Гимадиева (Большой театр России), Федор Годунов - контртенор Антон Крутько, Шуйский - народный артист РФ Алексей Стеблянко, Марина - Ирина Макарова (Большой театр), Пимен - Сергей Ковнир, Самозванец - Дмитрий Кузьмин (солисты Национальной оперы Украины имени Т.Шевченко), Варлаам - Михаил Светлов-Крутиков (Метрополитен-опера) и другие. Счастливы те, кто оказался в зале!

Дух невольно замирает. Спектакль воспринимается не как произведение искусства, о котором следует писать с разочарованно-умным видом, а как близкое-родное, пережитое. Может, это генетическая память? Это чувствуется не только зрителями-слушателями, но и музыкантами. И это находится уже не просто на сцене, в театре, в городе, а в пространстве чего-то НАСТОЯЩЕГО. Высоту такого духовного уровня и завещал нам Федор Шаляпин.
Вот он стоит на улице Баумана родного города – большой и красивый, божество и тайна, царь-бас и народный артист. Энергия духа такой мощи не исчезает. Однажды явившийся феномен высокого исполнительства продолжает жить. Шаляпин присутствует в нашей культуре. Прикосновение его души ощущает любой музыкант в тот момент, когда задумывается о назначении и смысле своего дела. Пусть рядовым служителям муз сегодня платят копейки, они все равно не предадут своего призвания.