Церемония состоялась в Казанском Кремле. Минниханов поприветствовал Сладковского и поздравил его с 50-летним юбилеем. Он отметил, что за последние 5 лет Государственный симфонический оркестр Татарстана стал одним из лучших и является культурным брендом республики. Рустам Минниханов пожелал юбиляру успехов и новых творческих побед, сообщает пресс-служба Президента РТ.

Мэр Казани Ильсур Метшин поздравил  Сладковского в городской Ратуше. Метшин отметил, что имя Александра Сладковского и Государственного симфонического оркестра РТ широко известно за пределами города и республики.

У дирижеров есть остроумная шутка, что право все время стоять к публике спиной надо заслужить. Об этой и других особенностях дирижерской профессии «КВ» беседовали с Александром Витальевичем Сладковским. Мы были рады видеть у себя в гостях маэстро и поздравить его с 50-летием!

Александр Витальевич Сладковский родился 20 октября 1965 года в Таганроге. Заслуженный артист России, посол Универсиады-2013, лауреат III Международного конкурса дирижеров имени Сергея Прокофьева, дирижер года в России по версии «Музыкального обозрения» (2011), победитель конкурсов «Благотворитель года - 2011», «Благотворитель года - 2013», лауреат премии Олега Янковского «Творческое открытие» (2011 - 2012), член Совета по государственной культурной политике при Председателе Совета Федерации Федерального собрания РФ.

Это колдовство, а не профессия

- Александр Витальевич, 50 лет - это много или мало?
- Смотря для чего. Чувствую, только к пятидесяти годам становлюсь дирижером. Могу сказать, что уже ощущаю профессию кончиками пальцев, понимаю ее душой, сердцем, а не только мозгами. Наверное, в этом самое большое преимущество данного возраста.

- Профессия дирижер - штучная…
- Это колдовство, а не профессия. То, что делает дирижер со звуком, - настоящее таинство и чародейство. Римский-Корсаков не зря говорил: «Дирижирование - темное дело». Это абсолютно верно. Чтобы очаровать зал музыкой, дирижер должен иметь в руках волшебный инструмент. А главный его инструмент - оркестр.

- А кто для дирижера музыканты оркестра?
- Музыкант - это медиум, который ловит тонкие космические вибрации, пропускает их через себя и выдает эти вибрации зрителям в виде музыки. Это люди особого мироощущения и особой миссии - передавать бессловесную информацию миру. У меня есть еще одна ассоциация. Дирижер - он как наездник. Чтобы конь тебя не сбросил, ты должен найти с ним общий язык и хорошо держаться в седле.

Никогда нельзя сдаваться

- Что для вас значат пять лет работы в Казани?
- Назад я не оглядываюсь. Но могу сказать, что это была настоящая жизнь со своими радостями, горестями, испытаниями и четким пониманием того, что никогда нельзя сдаваться. Это бесценный опыт. Самый важный урок, который я получил в Казани, - в работе необходима стопроцентная концентрация и недопущение разнузданного чувства всемогущества. Ощущение того, что ты все можешь, опасно.

Конечно, было сильное противодействие. Мало кто верил, что у меня получится. Но была ясная стратегическая задача - создать новый бренд Татарстана. И мы это сделали! За короткое время оркестр совершил огромный рывок. Сегодня мы с успехом выступаем в Татарстане, России, за рубежом. В конце января запланированы гастроли во Франции, в мае - в Японии. В начале осени - снова Франция. В планах выступление в Золотом зале в Вене. График наших гастролей расписан до февраля 2017 года. Но потенциал оркестра еще не раскрыт до конца. Мы только в начале пути. Это я без всякого кокетства говорю.

- Огромная школа для оркестра - выступления с музыкантами мирового уровня. Как вам удается приглашать настоящих звезд?
- Это все мои друзья, друзья моих друзей. Круг музыкантов узок, и все знают друг друга. Даже в Москве, избалованной выступлениями великих артистов, мне с легкой ревностью говорят: «К вам такие люди приезжают…» Благодаря поддержке руководства республики у нас есть возможность приглашать замечательных музыкантов и платить им достойные гонорары. Но вопрос не только в деньгах. Им приятно приезжать в красивый город, играть с профессиональным оркестром, который любит и понимает музыку. Неслучайно все наши гости хотят приехать сюда снова. Это большое достижение для нас.

Пульс нашего времени - музыка Шостаковича

- Александр Витальевич, какая музыка соответствует сегодняшнему вашему состоянию?
- Думаю, что мне и пульсу времени, в котором мы живем, абсолютно точно соответствует музыка Дмитрия Шостаковича. Кстати, Шостакович сыграл значительную роль в создании симфонического оркестра Татарстана. Назиб Жиганов 30 лет пробивал оркестр в самых высоких инстанциях. Но по разным причинам это не получалось - автономной республике по статусу не полагалось иметь свой симфонический оркестр, не было денег и музыкантов… А Шостакович в нужное время поддержал идею организации оркестра в столице, и это сыграло решающую роль в создании Государственного симфонического оркестра РТ. Это исторический факт. Подробно о нем рассказано в книге об оркестре, которую мы презентуем в декабре.

- Планируете подготовить программу по произведениям Шостаковича?
- Я считаю, что мы просто обязаны сделать красивое музыкальное приношение этому великому композитору. Недавно наш оркестр получил от фирмы «Мелодия» предложение записать 15 симфоний и 6 инструментальных концертов Шостаковича. Это примерно 20 часов музыки. Солисты - лауреаты последнего международного конкурса имени Чайковского. Это будет и смотр потенциала оркестра в год его 50-летия. Если оркестр в состоянии осуществить такой масштабный и непростой замысел, он может многое… По сложности этот проект можно сравнить с полетом на Марс или победой на Олимпийских играх. Не все столичные оркестры способны решить такую задачу, а мы это сделаем.
Как поднять градус гениальности?

- Один казанский меломан очень просил задать вам вопрос на засыпку: почему симфонический оркестр Татарстана так редко играет музыку татарстанских композиторов?
- Тема колючая… Это моя рана. Да, некоторые нас критикуют, что мы не исполняем музыку татарских композиторов. Если бы я препятствовал этому, то меня можно было осуждать, обвинять. Но пока, к сожалению, у наших композиторов нет таких произведений, которые бы произвели настоящий фурор в музыкальном мире. Кто им мешает?! Дерзайте! Пишите! Для всех нас важно, чтобы татарская музыка развивалась. Татарстанскому оркестру нужна татарская национальная музыка - яркая, интересная, которую можно играть в лучших концертных залах мира, и поэтому мы делаем ставку на молодых.

В этом году оркестр начал сотрудничество с молодым композитором Эльмиром Низамовым. Мне нравится музыка Эльмира, его сочинением мы открыли 50-й концертный сезон в Казани. И я предложил исполнить эту партитуру в своем концерте с Филармоническим оркестром Монте-Карло. Я предоставил им запись, было прослушивание, серьезное обсуждение. Дело в том, что продюсерам, зрителям, слушателям нельзя приказать: «Вам это должно понравиться!» Если музыка талантливая, значит, она будет звучать.

- Антология музыки композиторов Татарстана, которую записал оркестр, была первым серьезным шагом в продвижении музыкальной культуры республики в мире…
- Да, мы составили антологию. Записали ее в очень хорошем качестве с лучшими звукорежиссерами мира на одном из самых уважаемых лейблов мира. Но тот отклик, на который рассчитывали, не произошел. Что тут можно поделать? Выход только один - по мере сил развивать молодежь, повышать общий градус музыкального образования, таланта и гениальности. Молодым не надо обижаться и жаловаться, что их музыку не исполняют. Надо сочинять такие произведения, чтобы их хотелось играть, а музыканты вырывали партитуры из рук композиторов.

- Какие условия нужно создать композиторам, чтобы градус их таланта стал достаточно высоким?
- Республика для мотивации молодых талантов делает все возможное и даже больше. Но великие произведения не могут родиться моментально, по мановению волшебной палочки дирижера. Должна быть создана система, преемственность поколений. Первый художественный руководитель оркестра - легендарный Натан Рахлин - воспитал целое поколение не только музыкантов, но и слушателей. Рахлин ушел, и наступил долгий период затишья, безвременья. Люди перестали ходить на концерты симфонического оркестра. Сегодня мы восстанавливаем эту разорванную цепочку. Наша планомерная работа по воспитанию молодых музыкантов и слушателей через 10 - 15 лет даст колоссальный взлет татарстанской музыки.

От трубы до оркестра

- В училище вы играли на трубе. Чем вас так привлек этот инструмент?
- Честно могу сказать, что мой любимый инструмент - симфонический оркестр РТ. Это ручная работа! А труба… Вообще, духовые - очень сложные инструменты. Чтобы на них играть, необходимо хорошее здоровье, мощные легкие. Юрий Темирканов говорил: «В свое время я был плохим альтистом, поэтому решил стать дирижером». Вот и я могу про себя точно так же сказать. Мне всегда было мало трубы. Не хватало в ней голоса, разнообразия интонаций, красок. Моя мама преподавала в музыкальной школе, и я с пяти лет играл на фортепиано. Этот инструмент был мне гораздо ближе, потому что на нем можно почувствовать объем звука, диапазон, разные регистры.

- Сами пробовали музыку сочинять?
- Пробовал. Но это не мое. Даже написал трек к одному фильму, но его, к счастью, так и не сняли. Объективно могу сказать: быть композитором не имею права. Композитор - это высшая степень гениальности, посланная человеку. Он получает информацию сверху и просто ее фиксирует. А мое призвание - организовать этот звукоряд.

- Интересно, а сколько у вас в арсенале дирижерских палочек?
- Палочек несколько. Покупаю их либо в Милане, либо в Токио. Выбираю легкие, красивые.

- Много палочек сломали?
- Много. Но не о дирижерский пульт. Стучать о пульт - дурной тон. Бывают всякие ситуации - зацепил палочкой за что-то, случайно в руку воткнул… На конкурсе Прокофьева я случайно сломал палочку и Второй симфонией Рахманинова дирижировал руками. Недавно ушиб палец, снова попробовал дирижировать без палочки и понял, что не нужна она мне. Хотя палочка - это традиция. Дирижер с палочкой - для меня волшебник…

Кто дирижировал телефоном?

- Есть такая шутка, что хороший дирижер должен уметь дирижировать не только оркестром, но и кашлем в зале и звонками сотовых телефонов…
- Телефоны в зале - это кошмар для всех музыкантов. Телефоны звонят почти на каждом нашем концерте. Объявлять, предупреждать зрителей, чтобы они отключали звук сотовых, бесполезно. Даже когда наш концерт снимал телеканал Mezzo, я сам ходил по залу, просил, умолял зрителей: «Не звоните, пожалуйста, не ходите по залу…» Увы, это не действовало. Но сейчас такого уже не будет. Мы поставили в зале специальные приборы, которые глушат телефонные сигналы. Последнее выступление знаменитого альтиста Юрия Башмета уже прошло с ними. 

- Александр Витальевич, вы бросили курить. Как решились на такой шаг?
- К пятидесяти годам самый лучший подарок, который я мог бы себе сделать, - освободиться от этой вредной привычки. Курить по-настоящему начал лет с пятнадцати. В сорок лет бросил, потом снова закурил, только перешел на трубку. Когда приехал в Казань, стал курить ее очень активно. Это связано не с имиджем. Ситуация была стрессовая, и мне надо было что-то делать. Казалось, что трубка отвлекает от тяжких мыслей, позволяет расслабиться. Но недавно пришло осознание того, что с курением надо завязывать.
Держаться, особенно в первое время, было тяжело. Тяжело настолько, что я не только трубки, но и все фотографии, где я с трубкой, убрал и спрятал, чтобы они не попадались мне на глаза. Понимаете, у каждого человека всегда есть выбор: как жить дальше? Я осознанно выбрал здоровый образ жизни. Это чистая прагматика - мне хочется как можно дольше быть здоровым. Не курю всего два месяца, но результат уже почувствовал. И не только я, но и врачи, которые меня курируют.

- Правда, что несколько лет назад вдова Янковского подарила вам трубку Олега Ивановича?
- Янковский был для меня кумиром с детства. А с трубкой получилась интересная история. Мы выступали вместе с Денисом Мацуевым на фестивале Олега Янковского «Черешневый лес». После концерта мы с вдовой великого артиста оказались в одной компании. Она увидела, что я курю трубку, и на следующий день подарила мне трубку Олега Ивановича. Это единственная трубка, которая как одна из самых дорогих реликвий хранится у меня в офисе.