Этой дате будет посвящен юбилейный вечер Разиля Исмагиловича, который состоится 3 апреля на большой сцене Татарского государственного академического театра им. Г.Камала. Мы тоже поздравляем Разиля Исмагиловича с днем рождения! 

Командировка на войну

- Разиль Исмагилович, говорят, что у людей, чье детство выпало на тяжелые послевоенные годы, обостренное восприятие темы войны и мира. Это действительно так? 
- Военная тема во мне с рождения. Мой отец - участник Великой Отечественной войны, был дважды ранен. И, когда в нашем доме собирались родные, соседи, которые тоже прошли через войну, разговоры были о том, как и где воевали, кто где был ранен... 

Раньше служить в армии было большой честью. Девчонки в деревне даже не смотрели на парней, которые не служили, считали их какими-то второсортными. Я хотел служить, но меня не взяли из-за проблем со зрением. Но на войне мне побывать довелось. 

В 80-е годы я был руководителем писательской организации Набережных Челнов. Когда началась война в Афганистане, написал заявление на имя руководства Союза писателей СССР с просьбой направить меня в Афганистан. Не воевать с автоматом в руках, а в качестве военного корреспондента. К моему удивлению, мне разрешение дали. В документах цель командировки была сформулирована так: «Для содействия в организации Союза писателей Афганистана».

- Сколько длилась опасная командировка?
- Два месяца. В июне 1985 года я в составе небольшой делегации советских писателей оказался в Афганистане. Нас там встретил Фикрят Табеев, бывший руководитель нашей республики. Он в то время был Чрезвычайным и Полномочным Послом СССР в Республике Афганистан. Я сказал Фикряту Ахмеджановичу, что хотел бы побывать везде, особенно там, где воюют наши земляки - ребята из Татарстана, пообщаться с ними. А еще моей целью было встретиться с главой Афганистана Бабраком Кармалем. Фикрят Ахмеджанович позвонил Кармалю, и он принял нас. Встреча должна была длиться 45 минут, но мы проговорили больше 2 часов. Беседа получилась очень интересной. Кармаль оказался очень интеллигентным, эрудированным в области литературы собеседником.

Для помощи в работе Табеев прикрепил ко мне удивительного человека - праправнука писателя Алексея Максимовича Горького Максима Пешкова. Он был секретарем посольства СССР в Афганистане, замечательно владел местным языком. 
Мы много ездили по стране, несколько раз попадали в перестрелки. Я, конечно, не стрелял, хотя все мы были в военной форме, нам выдали оружие... 

«В Чечне оказалось страшнее»

- Позже вы побывали еще в одной горячей точке - в Чечне...
- В разгар боевых действий в Чечне по поручению Президента Татарстана Минтимера Шариповича Шаймиева в Грозный полетела официальная делегация Татарстана. Мы повезли гуманитарный груз - около 5 тонн медикаментов для раненых, продовольствия. В нашу делегацию вошли представитель Кабинета министров РТ, народный депутат РТ, руководитель Всетатарского общественного центра Марат Мулюков и родители нескольких военнослужащих, оказавшихся в плену у дудаевцев. В то время в плену был 31 человек из Татарстана, и перед нами стояла задача вызволить ребят. 
Командировка тоже была непростой. Я, естественно, сравнивал две войны - афганскую и чеченскую. В Чечне оказалось страшнее. В Афганистане была линия фронта, там все более-менее понятно, где свои, а где чужие. А в Чечне открыть огонь могли из-за каждого куста, в любой момент можно было получить удар в спину. К счастью, все обошлось... И ребят вскоре освободили, все они вернулись домой. С некоторыми из них мы до сих пор поддерживаем связь, созваниваемся. 

- Что вас заставило отправиться на войну?
- Я ездил в горячие точки, потому что мне всегда хотелось понять смысл или бессмыслие войны. Ради чего люди воюют? Я искал ответ на этот вопрос, но не смог его найти. В Афганистане в военном госпитале встречался с ранеными. Они говорили: «Когда наши родители воевали в Великую Отечественную войну, они знали, за что воюют, ради чего рискуют жизнью. А мы за что воюем? За чужую страну? Нас послали сюда как на работу. Страшную работу».

«Уважение - это дорога с двусторонним движением» 

- Вы как председатель Комитета Госсовета РТ по образованию, культуре, науке и национальным вопросам очень много внимания уделяете вопросам национального образования, изучения языков. В чем сложность этой проблемы? 
- Если вспомнить события в Нагорном Карабахе, на Украине, распад Югославии, то везде языковая проблема стала одним из катализаторов разрушительных процессов. Проблемы языка и войны очень тесно связаны. Поэтому к решению межнациональных, межконфессиональных вопросов надо подходить особенно осторожно, тактично. 

Мы хотим жить в мирном обществе, поэтому вкладываем много миллионов рублей в подготовку учителей национальных языков, на зарплату преподавателям. Надо понимать, что если мы потеряем национальную школу, то постепенно потеряем язык. А если у народа не будет своего языка, то он перестанет быть полноценным народом. 

- Сейчас часто говорят о том, что мы должны строить толерантное общество. Татарстанцев можно назвать толерантными? 
- Этот термин мне не нравится. Понятие «толерантность» означает терпимость. Но мы не должны терпеть друг друга. Мы должны дружить. Для того, чтобы дружить, уважать, надо знать друг друга. А знания начинаются с изучения языка, истории, национальных традиций, обычаев, нравов своего народа и своих соседей. Уважение - это дорога с двусторонним движением. Уважение должно быть взаимным.
Возрождение национального самосознания - процесс длительный. Меня радует, что татарстанцы начали интересоваться своей историей, своими корнями. Выходят фундаментальные, более объективные научные труды, переводятся книги татарских писателей, поэтов на русский язык. Мы с успехом практикуем издания произведений на двух языках - на языке оригинала и его перевод. Мы все вместе отмечаем национальные праздники - Сабантуй, Каравон, Масленицу, чувашские, марийские, мордовские праздники. Только так может происходить сближение народов. 

- Есть мнение, что сейчас в преподавании языков есть явный перекос в сторону татарского. Это так? 
- В Татарстане законодательно закреплено два государственных языка - русский и татарский, и преподаются они в равном объеме. Когда говорят, что у нас русский язык преподается плохо, это неправда. По официальным данным результатов ЕГЭ, баллы по русскому языку у татарстанских школьников намного выше, чем у детей из других регионов России.

А в преподавании татарского языка проблемы есть. Дело в том, что методика преподавания языка далеко не совершенна, ее необходимо менять. Сейчас мы разрабатываем современные учебники для учащихся с разной степенью владения татарским языком - для тех, кто начинает учить язык практически с нуля, для тех, кто владеет татарским на бытовом уровне, и для тех, кто знает язык хорошо.  

Все должно проходить естественно и постепенно. В детских садах ребята учат и русский, и татарский. Дети схватывают все очень быстро. Молодые люди тоже стали понимать, что знание языков открывает перед ними больше перспектив, дает им свободу, поэтому многие свободно владеют иностранными языками и учат свой родной.
Кстати, по данным исследований ЮНЕСКО, татарский язык входит в число 14 самых универсальных языков на планете. 

«Стихи - они приходят вне плана»

- Разиль Исмагилович, вы автор слов более 200 песен, которые исполняют звезды татарской эстрады. А помните ощущения, когда впервые услышали песню на свои стихи?
- Да, это была огромная радость! Первую песню я написал по просьбе Ильгама Шакирова. Это было в 1968 году. Я учился в Москве, в Литературном институте имени М.Горького, жил в общежитии. Стук в дверь. Открываю - на пороге сам Ильгам Шакиров. Я был потрясен - легендарный певец пришел к молодому поэту... Он спросил: «Ты - Разиль? Я целый день по всей Москве тебя ищу. Приехал записывать пластинку, там должно быть 8 песен. У одной песни мне не нравятся слова. Напиши новые». Я удивился, растерялся, потому что никогда песен не писал. Но Ильгам абы успокоил: «Читал твои стихи, они мне понравились. У тебя получится!» Я спросил, когда нужен текст: через месяц, два? «Какой месяц! Меня у подъезда ждет такси. Сейчас еду на встречу. Через полтора часа вернусь. Стихи должны быть готовы. И не забудь отпечатать их на машинке!» Сказал и уехал. Мне ничего не оставалось делать, как за полтора часа написать слова для песни

«Дулкын». Она стала очень популярной. 

- Сегодняшнее время для вас поэтическое? Стихи пишутся? 
- Депутатская работа отнимает много времени и сил, но в ней есть большой плюс - каждый день я встречаюсь с людьми. Они приходят ко мне не просто поговорить, они приходят со своей болью, проблемами, изливают душу. Как депутат я пропускаю эти беседы через свои мозги, думаю, как и чем можно помочь человеку, а как писатель пропускаю все это через сердце. Так у меня накапливается материал для будущих произведений. Каждый день обязательно стараюсь что-нибудь писать - стихи или прозу. К сожалению, на творчество времени не хватает. Чтобы больше успевать, каждое утро расписываю свой день буквально по минутам. 

- Так и пишете в ежедневнике: «17.00 - 18.00 - стихи»?
- Нет конечно! Планирую рабочие дела. А стихи - они приходят вне плана. Когда какой-то поэтический образ появляется в голове, я не могу думать ни о чем другом... Это связывает руки, и, пока не выразишь этот образ на бумаге, он тебя не отпустит. 

Бывает, ты радостно 
молишься небу
за то, что стоит ясных дней 
полоса.
Но вспомнишь, как тяжко 
деревьям и хлебу, -
и молишь у неба, чтоб дождь 
пролился.
Бывает, от ветра сгибаешься 
вдвое,
дорога трудна, изнурителен 
путь.
Но вспомнишь про парус над 
мертвой водою -
и ветер желанен, и думаешь: 
пусть!..
Ты ночи грядущей боишься 
и хочешь
бегущему дню натянуть удила.
Но вспомнишь влюбленных, 
язычников ночи, -
и просишь, чтоб ночь 
подлиннее была...
Разиль Валеев,
перевод Д.Даминова