В декабре прошлого года Роман Перуцки уже выступал в нашем городе с сольной программой, и вот новая встреча с казанскими зрителями. Перед репетицией мы пообщались с известным музыкантом. Как оказалось, он замечательно говорит по-русски. 

Роман Перуцки - один из самых ярких представителей современной польской органной школы. В 1985 году окончил музыкальную академию в Гданьске. Сейчас он профессор этой академии по классу органа. 
Роман Перуцки - главный органист собора Gdansk Oliwa, директор Польской Балтийской филармонии им. Ф.Шопена в Гданьске, президент общества Musica Sacra и «Общества друзей собора Gdansk Oliwa». Организатор старейшего в Польше международного конкурса органной музыки в соборе Gdansk Oliwa, международного конкурса Sweelinck Competition, а также концертных органных циклов в различных городах Польши.

За годы активной концертной деятельности Романом Перуцки сыграно более 2000 концертов в разных странах мира. Роман Перуцки был удостоен многих наград, в том числе награды Pro Ecclesia et Pontifice, присужденной папой Иоанном Павлом II, и ордена святого Сильвестра, присужденного папой Бенедиктом XVI. 

Многие современные композиторы пишут органную музыку специально для Романа Перуцки.
- Вы играете на многих концертных площадках мира. Легко найти общий язык с новым для себя органом?
- Конечно, с ним сначала надо познакомиться. Да, у каждого инструмента есть свой характер. Иногда характер инструмента оказывается сильнее характера музыканта. И вот тут начинается борьба: кто кого. Надо найти в себе силу, чтобы показать инструменту, кто на сцене главный. Здесь как в общении с человеком: кого-то достаточно мягко, тактично попросить, а кому-то надо строго дать команду: «Делай так, как я сказал!»
И еще я всегда стремлюсь раскрыть потенциал каждого органа, на котором играю. Музыканты и зрители должны понять, на что способен их инструмент. Это очень важно для меня.

- Какую музыку нельзя сыграть на органе? 
- У этого инструмента очень большие возможности. На нем можно играть абсолютно все: и духовную музыку, и романтизм, и классику… Но так было не всегда. У органа очень старинная история, насчитывающая несколько тысячелетий. В костелах он появился в VIII веке. Клавиатура у тех инструментов была очень большая и тяжелая, поэтому на клавиши приходилось нажимать не пальцами, а ударять по ним кулаком. С каждой эпохой инструмент совершенствовался, уменьшался размер клавиш, увеличивалось количество труб. Позже стали делать мощные органы, которые по своему звучанию заменяют целый симфонический оркестр, их так и называют - симфонические органы. 
В XX веке, когда пришло электричество, появились электроорганы. Сегодня, в век развития цифровых технологий, есть цифровые музыкальные инструменты. Они, конечно, помогают в развитии органной музыки, помогают сделать звучание инструмента не таким, каким позволяют возможности зала, а таким, каким тебе нужно. 

- Вы выступаете и в храмах, и в концертных залах. Отличаются ли для вас эти концерты? 
- В храме акустика всегда лучше. В концертном зале хорошо звучит симфонический оркестр, но для органа там не хватает воздуха, пространства, поэтому органный звук не успевает до конца сформироваться. Но в Большом концертном зале в Казани акустика такая, что подходит и для оркестра, и для органа. Ректор Казанской консерватории Рубин Абдуллин прекрасно знает, что нужно для великолепного звучания инструмента, и установил орган по всем правилам. 

Музыкант обязательно должен думать о качестве звука. Мы же работаем для зрителей. Звук должен быть ясным, чистым, красивым. А наша задача - сделать так, чтобы концерт не был нудным, скучным. Надо сыграть так, чтобы зрителю захотелось прийти сюда еще раз.