Мечеть в подарок

- Разия Исмагиловна, как появилась идея построить мечеть в Нижних Вязовых?
- Еще при жизни Рустам Масгутович хотел построить мечеть рядом с домом, в котором мы жили, но не успел. Я об этом всегда помнила. Неожиданно представился случай, но не в Казани. Я была на Сабантуе в Зеленодольском районе. Туда приехал глава администрации Зеленодольского района Александр Тыгин. Я подошла к нему и сказала, что хотела бы поставить мечеть. Он воскликнул: «О! Вы мне нужны! У нас Нижние Вязовые без мечети, а жители поселка давно просят об этом». Было выделено прекрасное место, и в течение года все необходимые документы были готовы. За год мечеть была построена. В строительстве помогали и жители поселка самых разных национальностей. Огромное им за это спасибо. Открытие мечети стало праздником и для поселка, и для близлежащих поселений.

- Сейчас вы начали строительство новой мечети на своем участке на улице Хороводной...
- Да, это давняя история. Лет пять тому назад ко мне обратились мусульмане, живущие в поселке Калуга, с просьбой предоставить им пустующую землю рядом с моим участком под мечеть. Мне идея понравилась, и мы совместно проделали всю огромную подготовительную работу - от эскизного проекта до разрешения на строительство. Мечеть небольшая: это так называемая квартальная мечеть для местных жителей, раньше таких мечетей «для своих» было множество.
По договоренности с муфтием ДУМ РТ Камилем хазратом Самигуллиным мечеть по окончании строительства будет передана вместе с землей ДУМ РТ.

Баховский конкурс - память о Рустаме Латыпове

- Ваш муж Рустам Латыпов двадцать лет назад учредил и спонсировал ежегодный конкурс молодых исполнителей. После смерти Рустама Масгутовича конкурс продолжает жить и носит его имя. Это тоже память.
- Да, Бах был любимым композитором Рустама Масгутовича. Он понимал, что музыка Баха является фундаментом музыкального образования для всех музыкантов. Программа конкурса чрезвычайно сложная, но ребята справляются. У конкурса солидный призовой фонд, и благодаря этому его лауреаты смогли дальше совершенствовать свое мастерство, участвовать и завоевывать призовые места в престижных международных конкурсах. Некоторые из них выступают в лучших концертных залах России, Европы, Америки.

- Почему статус конкурса остается казанским, а не российским или международным?
- По всем критериям конкурс мог стать международным. Но изначально Рустам Масгутович хотел вкладывать средства в молодых музыкантов Татарстана, понимая, насколько эта профессия трудная. Ведь музыкой дети начинают заниматься с пяти-шести лет, ограничивая себя во многих детских радостях.

- Несколько лет назад вы подарили консерватории большую коллекцию репродукций картин лучших художников мира, которую собрал Рустам Масгутович по всему миру. Теперь эти картины украшают консерваторские аудитории. Почему такой подарок вы сделали именно консерватории?
- Рустам вырос в музыкальной семье. Его отец - известный татарский композитор, фронтовик Масгут Латыпов, его именем названа улица в Казани. Тетка - знаменитая в свое время трубачка. Дядя всю свою жизнь играл в лучших оркестрах Советского Союза. Рустам учился в музыкальной школе, но в музыку не пошел. Окончил КАИ, был талантливым программистом. В голодные 90-е, уже будучи бизнесменом, он помогал школе-интернату при Казанской консерватории, в том числе привозил монахам продукты в Свияжский, Раифский монастыри. Там его должны помнить, эта помощь тогда была так необходима. А музыку он никогда не бросал: часто играл, сочинял.

Татарскую музыку необходимо издавать

- Разия Исмагиловна, вы тоже музыкант, композитор, пишете музыку?
- У меня есть два фортепианных концерта, но сейчас ничего не пишу. Благодаря меценатской деятельности Рустама было открыто нотное издательство «Еникеева нашрияты». Я издавала ноты татарских композиторов, сборники детских песен татарских композиторов. В том числе моя гордость - «Сто тридцать татарских народных песен в легком переложении для фортепиано», сборник выдержал два издания. И удалось даже переиздать книгу прадеда Рустама Кывам-карый Зульфакари, известного в начале века чтеца Корана. Как видите, Рустам Латыпов в меру своих возможностей старался помогать людям.

- Ваши ноты востребованы?
- Очень востребованы. Раньше в Татарском книжном издательстве, которое располагалось на улице Баумана, была даже специальная музыкальная редакция. Сейчас никто не занимается изданием таких нот, а эту музыку необходимо издавать и переиздавать.

- Народную музыку надо как-то адаптировать, аранжировать, чтобы ее лучше воспринимали современные музыканты и слушатели?
- Обработка нужна. Помню, когда училась в музыкальной школе, у нас был сборник нот, играть по которому было просто невозможно, потому что все было очень сложно. Мне хотелось, чтобы детям играть было удобно, чтобы они спокойно могли читать ноты и исполнять народные песни. Поэтому спустя многие годы я сама села за рояль и сделала такое переложение песен народных мелодий, чтобы любой человек, начинающий учиться музыке, смог легко по ним играть. Эта кропотливая работа заняла у меня несколько лет.
Обработка - дело очень тонкое, деликатное. На Западе, например, постоянно переиздают Баха. Как 200 лет назад начали издавать, так в том же формате и печатают. Конечно, можно переписывать ноты, верстать нотный сборник на компьютере, но здесь всегда есть опасность, что переписчик, наборщик, верстальщик наделают ошибок, опечаток. А репринтные издания - это удобно, быстро и надежно.

- Заниматься благотворительностью - дело хлопотное?
- Это не только хлопотно, но и приятно. И благотворительность - это не обязательно миллионы рублей. Привезли в детский дом мешок яблок, еды, игрушек - и дети счастливы.

- Вы много путешествовали. Интересно, какое отношение к благотворителям в других странах.
- Расскажу о том, что видела в Нью-Йорке. Мы с мужем были в Метрополитен-опера. Это самый главный театр в мире. Посмотрели двадцать спектаклей. Там зрителям дают довольно объемистый буклет: программа спектакля, репертуар, реклама. А в конце маленькими-маленькими буковками - длинный список благотворителей, которые дают деньги на постановку того или иного спектакля. Здесь имена всех: и тех, кто пожертвовал 3 миллиона долларов, и тех, кто дал 100 долларов. В знаменитом Центральном парке Нью-Йорка у озера есть красивая доска. На ней написано, что это озеро привела в порядок Жаклин Кеннеди. На скамеечке табличка: это дар такого-то. Клочок поляны - табличка с именем человека, который ухаживает за этой землей. Скульптура - тоже табличка с именем дарителя. Это показатель уважительного отношения общества к благотворительности.