Борис Мессерер родился 15 марта 1933 года в семье балетмейстера Асафа Мессерера и актрисы Анель Судакевич. Народный художник России, сценограф, педагог, лауреат двух Государственных премий РФ (1995, 2002). Автор сценографии спектаклей в Большом театре, Мариинском театре, «Современнике», МХАТе, театре сатиры, театре имени Моссовета. Работал в области книжной графики, в том числе оформлял самиздатовский альманах «Метрополь». Автор дизайнерских проектов художественных экспозиций в Государственном музее изобразительных искусств: «От Джотто до Малевича», «Русский придворный костюм», экспозиций Пабло Пикассо, Амадео Модильяни, Федерико Феллини, Тонино Гуэрра, Сальвадора Дали.

Занимается станковой живописью и акварелью. Провел более двадцати персональных выставок в городах России. Участвовал в московских, всероссийских и зарубежных художественных выставках в Лондоне, Париже, Сан-Паулу, Праге, Милане, Эдинбурге, Бостоне. 

В 2008 году награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, в 2013-м - орденом Дружбы. 
Борис Мессерер предстал перед казанцами не как художник, а как писатель. Он представил свою книгу «Промельк Беллы». Жанр определен необычно - романтическая биографическая хроника. В книге Борис Асафович рассказывает о 36 годах, которые они прожили вместе с замечательной поэтессой Беллой Ахмадулиной. Кстати, Борис Асафович и Белла Ахатовна были гостями самого первого «Аксенов-феста», состоявшегося в октябре 2007 года. 

- Борис Асафович, как вы, художник, решились взяться за писательский труд?
- Говорят, что писать надо начинать только тогда, когда не писать не можешь. Со мной произошло именно так. 29 ноября 2010 года произошла трагедия - Беллы не стало. Единственное, что я тогда мог противопоставить Судьбе, - это возродить ее образ. Я сразу же стал писать. Работал шесть лет. В результате получилась книга не только о Белле, но и о целой эпохе. Иногда это просто кусочки воспоминаний, касающихся нашей жизни, иногда это касается выдающихся, великих поэтов, писателей, актеров, с которыми мы дружили, общались. 

Начал с момента нашего знакомства с Беллой. Но неожиданно для себя самого стал уходить дальше в историю - во времена юности, детства, потому что это тоже важный пласт взаимоотношений с людьми, которые принимали активное участие в моей жизни.

- Сложно было почувствовать себя в новой роли - роли писателя?
- Я понимал, что это должно быть написано легко, чтобы читать было интересно. Писательство - это настоящий труд. За шесть лет я выработал в себе привычку - писать каждый день. Только так можно создать книгу.

- Работаете на компьютере? 
- Нет, с техникой я не очень дружу. Пишу на бумаге обычной ручкой, а потом мне набирают текст на компьютере. Пробовал набирать на компьютере сам, но для меня это сложно - вместо того, чтобы думать над текстом, я думаю, на какую клавишу надо нажимать. 

- Когда закончили книгу, изменилось внутреннее состояние, появилось ощущение, что выполнили что-то важное?
- Конечно. Я не был сторонним наблюдателем, я был участником этой безумной, но счастливой жизни. Главным моим жизненным инстинктом всегда было стремление хранить и беречь Беллу и ограждать ее от различных бытовых неурядиц. Но рассказ о человеческих взаимоотношениях и событиях нашей общей жизни - не главное для меня в этой книге. Мне был важнее образ самой Беллы, который я хотел донести до читателя. 

- Вы продолжаете писать?
- Да, сейчас начал работу над книгой о Юрии Петровиче Любимове - создателе театра на Таганке. Но и живопись не бросаю. Делаю эскизы для спектакля Малого театра.

- Борис Асафович, очень хотелось бы увидеть выставку ваших работ в Казани… 
- Это зависит от Казани. Я вижу, что есть интерес у художественной галереи в Казанском кремле. Если все сложится, то с радостью привезу выставку в Казань. 

Кстати
Писательница Светлана Васильева, участница фестиваля «Аксенов-фест», вспомнила один интересный эпизод. Писатель Андрей Битов, прочитав «Промельк Беллы», сказал, что, к сожалению, нигде в мире пока нет памятника мужу. Но если он будет, то его прообразом должен стать Борис Мессерер. Он в Тарусе, на высоком берегу Оки, поставил памятник своей жене Белле Ахмадулиной, а книгу «Промельк Беллы» можно смело назвать основанием памятника.