Оперная дива Винера Ганеева признает, что жизнь на оперной сцене - по-настоящему звездный период. Но народная артистка, покорив вершины элитарного жанра, с легкостью взяла еще одну высоту, став звездой татарской эстрады. Сегодня же народная любимица активно занимается еще и преподаванием. И во всех творческих ипостасях чувствует себя очень органично. 

- Винера Ахатовна, в одном из интервью вы сказали, что в этой жизни у вас все получилось. Значит ли это, что вы решили отдалиться от концертной деятельности и полностью посвятить себя еще одному любимому делу - преподаванию? 
- Разве я похожа на человека, который может отстраниться от сцены? У меня действительно все получилось в жизни. И получается до сих пор. А в том интервью я говорила только об оперном театре. И здесь у меня правда все сложилось. 

Я стала солисткой оперного театра и спела все главные партии, о которых мечтает любое лирико-колоратурное сопрано. Но ведь творчество на этом не останавливается. Я плавно перешла к эстрадному жанру. А теперь с превеликим удовольствием занимаюсь педагогической деятельностью.

У меня ведь есть колоссальный опыт. И как его не передать молодежи? У меня всегда было огромное желание стать педагогом. Видимо, этим я заразилась от своих великолепных учителей, результат работы которых видела. У меня ведь были просто гениальные педагоги - Клавдия Захаровна Щербинина и Валентина Андреевна Лазько, которые воспитали целую плеяду наших прославленных оперных артистов. Это Башкирова, Галявинский, Сунгатуллина, Хайретдинова и многие другие. 
Я видела, как выпускники Валентины Андреевны приезжали из Латвии, Перми, Челябинска. Работая над партиями в своих театрах, они приезжали к ней оттачивать свое исполнение. И это тоже, видимо, подтолкнуло меня к педагогической деятельности.

- Вы покорили и оперную сцену, и эстраду. Можете ли сказать, где вашей душе комфортнее? Что является вашей настоящей любовью?
- Когда была солисткой оперного театра, я была по-настоящему счастлива. Ведь опера - это элитарный жанр и элитный мир, я была самой настоящей его фанаткой. Тот период моего творчества - это самый звездный этап моей жизни. Именно за свою оперную карьеру я получила все свои звания.

Тот период был для меня очень важным. Но я знала, что это не вечно, что наступит тот возраст, когда петь партии 15-летних героинь станет просто дискомфортно. Как-то я исполняла партию Зайтуны в опере Резеды Ахияровой «Любовь поэта». А главной героине там всего 13 лет! И у меня были терзания по поводу этой работы: у меня такой большой жизненный опыт, а там - наивная девочка. Поэтому я начала чувствовать себя в опере неуютно и перешла в эстраду. Сделать мне это было несложно. А вскоре началась педагогическая деятельность, которая меня с самого начала окрыляет. 

- Вы сейчас занимаетесь педагогикой, являетесь авторитетом для своих учеников - начинающих певцов. А у вас в свое время были кумиры?
- Ну конечно! Я вообще всесторонне изучала не только репертуар, но и карьеру, саму жизнь прославленных оперных певиц. Я часто смотрела фильмы - оперы, например, Дзеффирелли. Читала все книги, которые были посвящены великим артистам - Марии Каллас, например, или Елене Образцовой, Паваротти. Мне все было интересно знать про них, а особенно то, как у них получилось дойти до таких вершин. Я изучала какие-то биографические моменты и сравнивала: похожа ли их жизнь на мою? Я ведь из простой рабоче-крестьянской семьи, папа у меня плотник с четырьмя классами образования. Но у моих родителей был хороший музыкальный слух - мама прекрасно пела, папа и пел, и играл на гармошке. Так что любовь к музыке я получила от них. 

Изучая творческие биографии великих певцов, с удовольствием обучаясь классическому оперному искусству, я поняла: если есть цель, есть усердие и трудолюбие, то всего можно добиться. У меня ведь в детстве даже пианино не было, я даже в детский сад не ходила. И только благодаря труду я стала той, кем стала. И ученикам своим я всегда говорю: «Труд, труд, труд». Только труд и упорство приведут к успеху.

- Раньше певца узнавали по голосу, а теперь - по раскрученной песне, то есть голоса потеряли свою индивидуальность. Ее можно выработать или это то, что дается от рождения?
- Прекрасно, когда певца узнают по тембру голоса, как наших кумиров - Альфию Авзалову, Ильхама Шакирова, Тахира Якубова, Хайдара Бигичева, Зилю Сунгатуллину. Их всех до сих пор узнают именно по тембру. И сегодня, когда я набираю себе студентов, мне важен именно тембр голоса абитуриента. Я слышу на чисто интуитивном уровне, что у него оригинальный тембр. И даже диапазон голоса не важен - при правильном обучении этот диапазон можно расширить. Когда я слышу такие голоса, то сразу за них цепляюсь и беру себе в ученики. Вы правы, сегодня голоса часто не узнают, а просто настойчиво и чуть ли не ежедневно внушают интерес слушателя к конкретной песне. Это как психологическая атака: публике внушают, что та или иная песня хорошая. А ведь настоящая песня должна украшать певца. Песня не должна быть главной, она должна именно украшать певца. И быть счастливой. А счастливая песня - та, у которой соединяются четыре грани: поэт, композитор, аранжировщик и исполнитель. Когда эти четыре грани соединяются, получается счастливая песня. И, кстати, Милли премия, которую проводит «Болгар радиосы», как раз и выявляет такие счастливые песни, которые прекрасно исполняют наши певцы.

- Вы одна из немногих, кто в формуле успешной карьеры певца выделил аранжировщика. И в этом году на церемонии вручения Национальной музыкальной премии «Болгар радиосы» впервые будет вручена премия лучшему аранжировщику. Я могу ошибаться, но мне кажется, что у нас аранжировщики вообще как-то подзабыты: когда проводятся разные торжественные музыкальные церемонии, вручаются награды, их, как правило, обходят стороной. А ведь у них колоссальная роль.
- Вы правы, аранжировщики у нас незаслуженно забыты. А ведь аранжировщик - это центральное звено: он может или поднять песню, или убить гениальное произведение. И песня может просто не состояться. Вообще очень жаль, что этому направлению у нас не придают должного значения. На аранжировщика в Татарстане не обучают ни в одном учебном заведении. У нас все музыканты - как самородки, самообразовываются и осваивают технику аранжировок. Как правило, это композиторы и пианисты. Безусловно, у нас есть таланты и в этом направлении. И просто прекрасно, что наконец-то лауреатами Национальной премии станут и поэты, и композиторы, и аранжировщики - те, благодаря кому песни стали любимыми народом. Очень важно, что такие номинации появились в этом году, когда отмечается 5-летие Милли премия. 

- Раз уж речь зашла об одном из самых громких событий в культурной жизни республики, то хотелось бы узнать ваше мнение относительно перспектив Милли премия. Это не проходное мероприятие? Оно имеет смысловую нагрузку?
- Весь проект нацелен на то, чтобы сохранить то важное, что мы имеем в своей культуре, и на то, чтобы передать наши культурные ценности будущим поколениям. Вот это я считаю важными составляющими фундамента Милли премия. 
Конечно, эта премия - старт для молодых исполнителей. И, самое главное, все песни, которые становятся лауреатами, по-настоящему народные, так как за них проголосовал народ. Потому она и называется Национальной премией.

- Как вы считаете, Милли премия будет долгожителем?
- Обязательно! Это непременно станет многолетней традицией - ежегодно награждать ярких исполнителей. Я предвижу долголетие проекта, потому что он очень нужен, он помогает собрать золотой фонд певцов.

- Вы в четвертый раз идете на получение звания лауреата «Алтын йолдыз». Когда молодой артист становится номинантом такой премии, для него, конечно, это событие. А что для вас Милли премия? Вы и так вся в наградах и званиях.
- Да, у меня много наград. Но нет такого певца, который не мечтал бы именно о такой награде. Милли премия - это настолько почетно и приятно, ведь это признание твоего таланта и творчества народом, это народная любовь! Это важно и приятно не только для молодежи - для нее это вообще самые счастливые мгновения. Это очень важно для каждого певца.

- Что бы вы, профессионал, могли пожелать номинантам Милли премия?
- Молодежи я бы пожелала, чтобы она очень серьезно относилась к своему репертуару, к выбору стихов, чтобы больше работала с профессиональными композиторами. И конечно, нужно тщательно выбирать аранжировщиков - на эстраде не должно быть халтуры и легкомыслия. Должна быть гармония в творчестве, все должно совпадать: стихи, музыка, аранжировка, исполнитель. И тогда все получится.

- Вы ведете очень активный образ жизни, то есть тратите много энергии, и на людей в том числе. Но ведь артист - человек творческий, обладает ранимой, открытой душой, это очень чувствительная и восприимчивая натура. Чем же вы подпитываете свою энергию?
- У меня есть розы! Мои розы! Целый розарий. Я от своих роз получаю массу впечатлений и вдохновение. У меня нет садовника, и мы выращиваем их вместе с мужем. Когда летом я рано утром иду к ним, они с такой благодарностью меня встречают, дарят красоту и благоухание. Жить хочется! Конечно, и мне иногда портят настроение: ученики на занятия не ходят, болеют, уроки пропадают. А вообще, силы и вдохновение я черпаю из своей педагогической работы. Очень люблю свою работу, хотя и приходится отдавать ей много сил. Но когда видишь результат, все потраченные силы возвращаются бумерангом, да еще и в тройном размере. И все сразу становится на свои места.