У трех моих подруг мужья тоже пьют. Мне еще повезло - меня не бьют. Пожалуй, единственное необычное обстоятельство - это то, что муж мой из хорошей непьющей семьи, молодой (всего-то 30 лет), умница, кандидат наук.

Я хочу рассказать свою житейскую историю, которая заставила меня задуматься о моей семейной жизни и стала началом ее конца.

Как-то вечером ждала мужа с работы. Было уже довольно поздно. В спящем доме слышен каждый звук. Закашляет старый сосед из квартиры сверху, прошаркает по коридору баба Настя из 32-й - и снова тишина. Хлопнула железная дверь на первом этаже, и я прислушиваюсь - не мой ли?

Ну, точно, мой: неуверенные шаги, ворчание и в подтверждение звук от ключа, который долго не попадает в замочную скважину.

- Привет, - Толик еле держится на ногах, на которые и смотрит, избегая моих глаз. Упрямые ботинки никак не хотят сниматься.

- Привет... Зарплату принес?

- Угу!..

Я смотрю на грязную одежду мужа:

- Ты что, упал? Или тебя валяли?

- Упал... Наверное.

Толик раздевается в тесной прихожей. Шапка летит в угол, куртка - на крючок с третьей попытки. Он проходит мимо меня в комнату. За ним в коридоре падает на пол куртка. Я молчу. А зачем говорить, если завтра придется повторять все сначала?

Муж деловито вынимает деньги из кармана пиджака. Кормилец!

- Вот! Зарплата!

Я пересчитываю тощую пачку денег:

- Шесть тысяч? ШЕСТЬ ТЫСЯЧ??? Да нам только долг отдать нужно пять! Ты же обещал девять!

- Я сам не ожидал... Был плохой месяц.

- Что мы будем есть? На что жить целый месяц, опять в долг? Сколько же можно? Ты же обещал принести девять!

- Ну что я сделаю? Сколько дали, столько и принес. - Толик тоже повышает голос: - Чего ты от меня хочешь? Я и так хожу работать только ради вас. Мне одному немного надо!

За стеной ворочается и тихо стонет во сне наш ребенок. Толик переходит на громкий шепот:

- Ты знаешь, каково это вставать каждое утро и заставлять себя идти на ненавистную работу? На каторгу? Я кандидат наук, а сижу в офисе с придурками и хамами с образованием 11 классов! Я зарабатываю вам деньги! А после зарплаты даже не могу сходить куда хочу, потому что у нас пять тысяч долга! А ты! Как ты меня встретила? «Как дела? Как настроение? Кушать хочешь?» Нет! «Давай зарплату!!!»

Толик разворачивается и плюхается на кровать. А я ухожу в комнату посмотреть, как там дети. Когда возвращаюсь, он уже храпит. На полу около дивана валяется его пиджак. Я поднимаю пиджак, и из внутреннего кармана сыплются визитки. Складываю их обратно и вдруг нащупываю что-то твердое - это пачка денег. Пять тысяч...

В первый раз оказалась в такой ситуации. Никогда не лазала по его карманам. Подружки мои сами зарплату у мужей забирают и мне сколько раз говорили: мол, бери сама у своего из кармана, тебе деньги нужнее, тебе семью кормить, а он пропьет. Но я как-то не решалась, все-таки он заработал, деньги-то его.

Я просто остолбенела, выронила пиджак и села на пол. Смотрю на деньги и думаю: может, это шутка такая, может, он завтра сам отдаст? Ну не мог же он столько денег мимо семьи пронести?! Смотрю на деньги, а сама плачу:

- Как ты мог... Как мог?! Это же Мишины сапоги, это Машина куртка... Ты думаешь, мне, что ли, легко? Я же тоже работаю и тоже хочу отдыхать. Когда подружек в гости звала, не помню - все по телефону... Ненавижу...

Так я полночи с этими деньгами в руках проходила. И чего только не передумала о них и о муже своем. Посмотрю на список вещей, которые надо купить детям, мне да ему, и думаю: может, взять? А потом вспомню его слова о ненавистной работе - и не могу. Какое я имею право их забирать? Раз не отдал, значит, не счел нужным. И грустно мне, и горько. Сколько слез выплакала: и себя жалко, и детей. И его, дурака, жалко.

Наконец под утро приняла решение: не буду грех на душу брать, не возьму денег. Сделаю лучше так, чтобы он понял, что я могла узнать о его заначке. Вынула из кармана визитки и раскидала их рядом с пиджаком, а деньги положила под диван, словно они тоже выпали. Может, екнет у него? Может, отдаст он мне деньги утром?

Проснулась я от шума хлопающих дверей. Это Толик бегал по комнатам и искал свою заначку.

- У меня деньги были в кармане, ты не брала?

- Нет.

Толик заглянул под диван:

- Вот они, выпали. Пятьсот рублей себе оставил. Думал, потерял!

Я ничего ему не сказала, промолчала... А что говорить, если все и так понятно. Мой честный, порядочный, интеллигентный и умный муж, получается, выбрал не семью и не меня.

Через три месяца мы развелись.

Прошло два года. За год я выплатила все наши совместные долги: и друзьям, и родным, и за квартиру. А летом мы с детьми ездили на Черное море в первый раз - раньше-то денег не хватало.

Толик живет один. Теперь уже ему одному своей зарплаты мало.