В наше время многие студенческие романы начинались на картошке. Оно и понятно. Позади школьные выпускные, институтские вступительные экзамены. Начало взрослой, как нам казалось, жизни. Многим впервые удавалось вырваться из-под опеки родителей. И тут весь курс отправляют в колхоз.

Для меня первые дни в деревне, куда я в начале сентября попал с моими новыми друзьями-студентами, оказались тяжелыми. До этого картошку я видел в основном в тарелке, заботливо приготовленную мамой. А тут бесконечное поле, тяжелые ведра и уж совсем неподъемные мешки. Держался как мог, не хотелось выглядеть слабаком. С непривычки по вечерам болела спина, ныли руки и ноги. После ужина хотелось просто лечь и не шевелиться. Встать утром казалось непосильной задачей. А ребята-однокурсники после работы умудрялись и в волейбол поиграть, и на танцы в клуб сходить. Вот когда я пожалел, что в школьные годы был освобожден от физкультуры. Работали мы в паре с моим новым другом, который также не отличался силой и выносливостью. Вдвоем мы плелись в конце борозды, еле поспевая за остальными.

На четвертый день две наши однокурсницы взяли над нами шефство: одна из них встала в пару со мной, другая - с Ильгизом. Обе девушки, судя по говору, были из деревни, с крестьянской работой знакомы не понаслышке. И дело пошло. Конечно, с одной стороны, мы просто привыкали к нагрузкам, с другой - совсем не хотелось ударить в грязь лицом перед девчатами. К концу второй недели мы не только стали меньше уставать, подружились, но и сделали первую вылазку в сельский клуб. И все благодаря нашим девчонкам. Ни о каких романтических отношениях мы тогда еще не думали. Просто нам было интересно и весело гулять вчетвером по притихшим деревенским улочкам, узнавать друг друга.

В город мы возвращались окрепшие и, как ни странно, отдохнувшие. Со смехом вспоминали первые трудности. И как-то так получалось, что чаще всего рядом оказывалась моя напарница Марина. Наверное, тогда я понял, что она мне нравится.
Начались занятия, и выяснилось, что у Марины проблемы с английским языком, причем такие, что не идут ни в какое сравнение с моими трудностями на поле. В сельской школе, где она училась, последние два года не было преподавателя. Я начал помогать девушке. Сначала мне хотелось таким образом отблагодарить ее за поддержку в колхозе. Потом я понял, что мне просто хорошо, когда она рядом. Но признаться в этом не мог даже самому себе.

Однажды я пригласил Марину к нам домой. Никакой романтики! Просто надо было послушать магнитофонную запись урока английского языка. Родители уже знали о нашей дружбе и, познакомившись в тот вечер с Мариной, были просто очарованы ей. С тех пор девушка стала частым гостем в нашем доме. Она одинаково хорошо ладила и с моими родителями, и с сестренкой. Марина так вписалась в нашу семью, что как-то само пришло решение, что она должна остаться у нас насовсем. Так и поступили. На пятом курсе мы поженились и вот уже много лет вместе. А все благодаря картошке. Жаль, что нынешняя молодежь не имеет такого прекрасного способа узнать друг друга.

Василий