О коварстве и любви
- Готовы? - услышали голос товарища Марат и Сергей. - Не передумали?
Молодые люди мрачно и решительно кивнули на оба вопроса. Все слова сказаны, все претензии высказаны. Компромисс не мог быть достигнут. А значит, пришло время доказать свою правоту делом…
***
Пусть времена рыцарей и мушкетеров давно прошли, но у каждого мужчины должна быть дама сердца. Эту нехитрую истину Марат, как и его товарищи, усвоил после обязательного набора романтической литературы для школьного возраста, а также просмотра соответствующих фильмов. И кто сказал, что в 10 лет мальчикам рано влюбляться? Коллектив 5б класса с этим утверждением никак не готов был согласиться.

Любовь Марата звали Марией. Именно так, а не какой-нибудь Машкой. Мария - это звучит гордо и похоже на имена красавиц из романов Скотта и Дюма, а Машка - слишком просто. Потому назвать так пассию Марата было верным способом затеять с ним драку.

Причину симпатии Марата взрослый человек назвал бы банальной - Мария обладала густыми и очень длинными светлыми волосами, которые она не заплетала в косички, как это делали остальные девчонки, а собирала в тугой хвост. Впрочем, тогда мальчик еще ничего не знал об известной слабости сильного пола к блондинкам, а просто и искренне восхищался Марией, пронеся это нежное чувство через все три года младшей школы. Что и говорить, для его возраста срок немалый, потому Марат мог себе позволить свысока смотреть на некоторых одноклассников, которые только недавно определились с объектом своих воздыханий.

Как и полагается, Марат держал свои чувства в тайне от Марии. То, что каждый мужчина должен иметь даму сердца, мальчишки из 5б класса уяснили, а вот что полагается с ней делать, понятия не имели. Ну, портфелем по голове треснуть или там за косичку дернуть - пожалуйста. Но это, так сказать, второстепенные знаки внимания. А в целом полагалось соблюдать дистанцию и любить издалека, как подобает романтическому герою. В основном же даму сердца необходимо было иметь для того, чтобы было что ответить на вопрос: «А ты кого любишь?» Распространяться о том, кого любит твой друг, считалось страшным проступком, потому мальчишки искренне и крайне наивно полагали, что одноклассницы совершенно не в курсе, кому из них какая девочка пришлась по сердцу. Девочки в свою очередь не торопились их разубеждать.

Впрочем, было все же одно исключение из этого правила. Восьмого марта, а также в день рождения девочки рыцарь мог оставить на ее парте подарок. Строго анонимно, конечно. Разумеется, в голодные девяностые выбор подарков был невелик: маленькие зеркальца, расчески, дешевые канцтовары, изредка - шоколадки. И конечно, подарок непременно сопровождался открыткой с поздравлением, но без подписи. А открытка обязательно должна быть сделана своими руками. Хотя на самом-то деле на другие попросту не было денег.

С переходом в пятый класс серьезным подспорьем для мальчишек стали уроки технологии, а проще говоря, труда. Да, в девяностые оснащение школ оставляло желать лучшего, нежели в советскую эпоху: в мастерской из десятка разнообразных станков работали только фрезерный и сверлильный. К тому же каждая новая учебная четверть начиналась со слов учителя:
- Так, пацаны, побегайте по окрестностям, наберите досок каких-нибудь.

И все же многие действительно научились делать что-то своими руками. Весь сентябрь был посвящен одному простому изделию - небольшому ящику для крепежа. Марат неожиданно открыл в себе талант столяра и быстро набил руку в этом деле. Тогда-то и появилась идея для будущего подарка Марии. С помощью старшего брата он сумел приладить к коробочке крышку на петлях, выжигательным прибором нанес несложный, но очень симпатичный узор. А после покрытия темным лаком ящик для инструментов вдруг окончательно превратился в шкатулку. Марат гордился собой и с нетерпением ждал женского праздника.

Предательство пришло откуда не ждали. После окончания большой перемены, во время которой Марат оставил на парте Марии свой подарок, мальчик вдруг увидел, что на столе его дамы сердца шкатулка оказалась в компании бумажного цветка.

Молодой человек был оскорблен. Как, неужели его пассии оказывает знаки внимания другой воздыхатель? Однако вскоре мысли Марата приняли иной оборот: кто-то в их классе нарушил негласное, но оттого куда более обязательное правило - два мальчика не должны быть влюблены в одну девочку…

Следствие было скорым и эффективным. Уже к концу уроков мальчишки выяснили, что преступником оказался Сергей - новенький, пришедший в их школу в начале года. К возмущению Марата, тот даже не стал отпираться и отрицать свою вину.
- Я тоже ее люблю, - заявил он, насупившись.

То, что он нарушает правила, Сергея не смутило. Марат уже было собирался потребовать сатисфакции привычным для него способом - дать обидчику по репе. Но тот неожиданно заявил, что за сердце дамы нужно сражаться на дуэли, а делать это на кулаках совершенно недопустимо.

Тут пришло на помощь изделие, которое мальчики пятого класса делали во второй четверти, - деревянные указки. Без особых усилий для воображения они были приняты за шпаги. Местом дуэли выбрали пустырь неподалеку от школы. Пасмурная мартовская погода как нельзя лучше дополняла мрачную атмосферу будущего поединка…

Одного мальчишки не учли - никто из них не хотел уступать другому. Минут пять они, хмурясь и шипя, колотили друг друга деревяшками, оставив несколько здоровенных синяков, порвав в нескольких местах одежду и вымазавшись весенней слякотью. Наконец, кто-то из секундантов предложил закончить поединок ничьей и продолжить его на следующий день.

Увы, дуэлянты не предусмотрели реакцию своих родителей, которые, увидев результаты сражения, устроили над Маратом и Сергеем быстрый, но справедливый суд. Наступившие вскоре после этого весенние каникулы ребята провели под замком.
- Я теперь понимаю, почему первое апреля называют днем дурака, - сказал Сергей в первый день новой учебной четверти.

Марат, который стоял рядом с ним и смотрел, как Мария, нет, Машка удалялась из школы в компании шестиклассника, несшего ее портфель, кивнул.
- Точно, - сказал он. - Вот оно, женское коварство.
- Слушай, - сказал Сергей через минуту. - Тут рядом секцию фехтовальную открывают. Давай запишемся?
- Ага! - радостно согласился Марат.