С единственной племянницей Елена Ивановна не виделась 12 лет. За все эти годы близкие когда-то люди не сделали навстречу друг другу ни шагу, словно вычеркнув одна другую из своей жизни. И вдруг на Радоницу - звонок: 

- Крестная, можно я к тебе приеду?
- Ну приезжай, - обомлела Елена Ивановна, поняв, что впереди у нее бессонная ночь с ворохом тяжелых воспоминаний...

Непутевый младший брат Елены Ивановны погиб в пьяной драке, когда его дочери Рите исполнилось 6 лет. Жила молодая семья в частном родительском доме, занимая его лучшую половину. Во второй обитали отец и мать Елены Ивановны, добродушные, уютные старики. Как же они и сестра горевали, переживая утрату! А потом всю свою любовь обратили на горячо любимую внучку и племянницу, оставшуюся без отца. Овдовевшая невестка вскоре встретила другого и переехала с дочкой к новому мужу.

Сначала Рита приезжала к старикам часто. Для них это всегда был праздник. Но чем старше девочка становилась, тем реже наведывалась к родным. Теперь она появлялась только на новогодние праздники, дни рождения или когда на грядках поспевал урожай. Рита дарила деду с бабой открытки, а они вручали ей пухлые конверты с деньгами, нагружали корзинами с фруктами и овощами и вызывали такси.

Родные не удивлялись, наоборот, радовались, что их не забывают, когда Рита просила помочь деньгами сначала на школьный выпускной, потом для поступления в институт, а затем на свадьбу и покупку квартиры. Старики откладывали из своих пенсий заначку для Риты, а тетушка добавляла туда свои премии.

Родители дряхлели, все чаще болели и уже не могли управляться с садом и огородом. Первым слег и ушел дед. После него расхворалась бабушка. Чтобы ухаживать за матерью, Елена Ивановна уволилась с работы и переселилась в родной дом.

Бабушка была прикована к постели больше трех лет. Все это время дочь неотлучно находилась рядом. Любимая внучка Рита, у которой сын к тому времени пошел в садик, ограничивалась звонками с вопросами о бабушкином самочувствии. А приехала она только на похороны.

Завещания старики не оставили. Но наказывали дочери, чтобы вырученными от продажи дома и участка деньгами она поделилась с Ритой. О чем Елена Ивановна и сообщила племяннице, когда в кругу родных отмечали 9 дней.

- Крестная, а зачем нам обеим вступать в права наследства и собирать кучу документов? - спросила Рита. - Зачем и тебе мучиться с оформлением, если ты намучилась с больной бабушкой и огородом? Давай я одна вступлю, найду покупателя, а потом мы поделим с тобой деньги.

Елена Ивановна согласилась, тем более что свидетелями разговора за столом оказались двоюродные сестры и соседки. Решили, пока племянница будет вступать в права наследства, тетушка станет смотреть за домом и участком. Вид у старого дома оказался нетоварный, Елена Ивановна взяла кредит, наняла бригаду и отремонтировала его снаружи. Погашу вырученными за наследство деньгами, планировала она. А еще мечтала о покупке дачи на правом берегу Волги непременно с балкончиком, чтобы по утрам любоваться плывущими пароходами.

Покупателя нашли, сделку купли-продажи совершили. Однако в день вручения половины денег к Елене Ивановне приехала не племянница, а ее мать.

- Рита заболела, - нервничая, пояснила она, - и велела мне передать твою сумму. Тридцать тысяч за уход за бабушкой и присмотр дома, думаю, хватит?
- Как тридцать? - опешила Елена Ивановна. - Дом и участок продали же за полтора миллиона!
- Ничего не знаю, - напряглась невестка. - Мне велено передать только это. Лен, ты подумай, зачем тебе, одинокой, деньги? А ребята наконец-то купят себе приличный автомобиль. Все! Разговор окончен, законный владелец всего Рита.

Елена Ивановна бросилась звонить племяннице. Та долго не отвечала, а потом выдала тетке все, что о ней думала.

- Крестная, зачем тебе деньги? - повторила она слова своей матери. - Ни мужа у тебя, ни детей. Мы же считаем наследство компенсацией за моего отца-алкоголика... И не звони нам больше!

Обида не обожгла - пронзила! Елена Ивановна поняла, что ее развели как последнюю дурочку. Выходит, пока она ухаживала за стариками, племянница с матерью пасли наследство и вынашивали коварный план... Нет, родные так не поступают! Елену Ивановну охватила жажда справедливости.

- Да, дело имеет судебную перспективу, - поддержал ее адвокат. - Но при условии, что присутствовавшие при уговоре свидетели подтвердят ваши слова в суде.
Однако родственницы Елены Ивановны заявили, что не хотят портить отношения с Ритой, а соседки - совать нос в чужие дела. И судебное разбирательство не состоялось. Елена Ивановна записалась на прием к районному прокурору. Строгий мужчина в форме внимательно выслушал ее и пояснил, что закон в этом деле не нарушен, поскольку она не вступила в свои права наследства и даже не попросила у племянницы расписку в простой письменной форме о том важном уговоре.

- Степень доверчивости наших пожилых граждан меня просто потрясает, - возмущался прокурор. - Запомните: в наше время доверять нельзя никому!
Обличительное письмо Рите на работу тоже не помогло. И Елена Ивановна сдалась...
И вдруг - звонок из прошлого. Племянница выглядела подавленной и уставшей.

- Крестная, прости! - выдавила она из себя, протянув тетушке бумажный сверток.
- Что это? - изумилась та.
- Твоя доля за бабушкин дом, - пояснила крестница. - Там, как мы с тобой договаривались, ровно половина. Только ты прости меня, пожалуйста.

Елена Ивановна машинально взвесила сверток на ладони. Легкий-то какой! И из-за него она обрекла себя на годы изоляции от родных и позорную борьбу с ними?! Не разумнее было бы ту обиду проглотить и всех простить?

- Выходит, у тебя совесть пробудилась, - уколола Елена Ивановна. 
Племянница в ответ разрыдалась: 
- Сын слепнет, операция не помогла, врачи не могут понять в чем дело. Мы ездили к ясновидящей, она сказала, это мне наказание за нанесенную кому-то обиду. Крестная, возьми деньги и прости меня!
Есть, значит, Высший суд и справедливость, подумала Елена Ивановна, а потом объявила свое решение:
- Денег я возьму немного, только на зубные протезы. Остальное забери на лечение сына. Ты права: мне уже действительно ничего не нужно.

Рита просияла, бросилась тетушке на шею, пригласила в гости. Елена Ивановна наблюдала за тем, как деньги раздора исчезают в недрах сумки племянницы, и думала, что ходить в гости и снова оказаться рядом с девочкой, которую когда-то считала своей дочкой, она пока не готова.