Абсолютно равнодушная к спорту, я тем не менее регулярно ходила болеть за школьную футбольную команду. Ведь в команде играл Вадим - моя тайная любовь еще с седьмого класса. Впрочем, в поклонницах у него недостатка не было, и моим уделом было лишь наблюдать со стороны, как он в окружении девчонок фотографировался после матчей или на школьных субботниках. Больше нигде мы не пересекались. Вадим учился классом старше и меня не замечал.
Зато этот интерес к футболу заметил мой давний приятель, сосед Пашка. С ним у нас была старая, еще с песочницы, дружба. Пашка был моложе меня на два года, поэтому его нередко оставляли на мое попечение, когда родители куда-нибудь уходили.

Вместе мы играли, я научила его читать. Когда он пошел в школу, то часто дожидался меня по утрам, и мы вместе шли до школьной раздевалки. На положении младшего братишки Пашка вполне вписывался в мою жизнь. С ним мы и на футбол ходили.
Паша и вывел меня на чистую воду. Я совершенно не понимала футбольных правил и даже не видела разницы между угловым и пенальти. И мальчишка догадался, что на футбол я хожу не из-за игры. Через некоторое время он выдал мне диагноз: «Вадим!» Возражать не было смысла. Я вздохнула и потребовала клятвы не выдавать меня. Пашка тоже вздохнул и поклялся. Но в отношениях наших что-то поменялось. По-прежнему я помогала мальчику с уроками, так же как и всегда, мы обсуждали международную политику, которой Пашка очень интересовался. Но он смотрел на меня как на больную, старался выполнить все мои просьбы. Жалел, наверное...

За два года моя влюбленность постепенно прошла: Вадим стал просто неинтересен. Меня увлек один популярный артист. Его фотографии, вырезки из журналов с его интервью украшали стену над моим столом дома. Дружба с Пашкой в те дни наполнилась новыми впечатлениями. Он решил стать моряком и начал готовиться к трудностям морской жизни: закалялся, занимался спортом, читал книги о морских сражениях. Я, как могла, помогала: находила нужные книги, а заодно учила с ним азбуку Морзе. Нам казалось, что это очень важно. Обоим было интересно.

Незаметно полетели годы. Я по-прежнему витала в облаках, влюбляясь то в какого-нибудь артиста, то в известного спортсмена или просто в однокурсника. Пашка все это время готовился стать моряком. Но мы всегда находили интересные темы для разговора, только встречались все реже. 

…Я училась на третьем курсе университета, когда однажды в квартиру позвонили. Звонок вызванивал морзянку, звуки складывались в слово «Открывай!» Не надо было гадать, кто это. Я открыла дверь - на пороге стоял курсант военно-морского училища, наш Пашка! Взрослый, заметно выросший, но все с такой же улыбкой до ушей! И я влюбилась в него - в одно мгновение и на всю жизнь. И как-то сразу поняла, что только его и ждала. Все увлечения детства и юности ушли куда-то в область незначительного. 

Вместе мы долго потом служили. Теперь мой отставник принадлежит только семье, мы вернулись в Казань. Нет никаких дальних морских походов и разлуки. И если Павел уходит куда-нибудь ненадолго, то, вернувшись, обязательно прозвонит морзянкой: «Открывай!» или «Соскучился». Хотя в кармане есть ключ. 
Дина