Люся выглядела растерянной, даже испуганной, и голосок был совсем жалобный. Спросила: не видели ли вот тут (кивнула на землю под стеной дома) курточки - серой с голубой полосой? Оказалось, вчера вечером постирала Люся мужнюю куртку-ветровку, повесила сушиться на балконе. А утром ее там не оказалось, видимо, сдуло порывом ветра. Искала она под балконом, но, наверное, уже подобрал кто-то. Амина спросила:

- А с Шерзодом, дворником, говорила? Он ведь здесь утром убирается.
Немолодого дворника нашли рядом с мусорными контейнерами - он сноровисто раздирал картонные коробки, связывал их в стопки. А вот говорил по-русски много хуже, чем работал руками. Но коряво объяснил, когда вышел убираться, куртки под балконом не было. А кто там еще проходил, откуда же ему знать? Расстроенная Люся призналась:

- Понимаете, эту ветровку Стасу подарила его бывшая. Кажется, любил он очень эту девушку. Когда куртку надевает, гладит ее как будто... Он на меня не просто рассердится, он подумает, что я нарочно это сделала, из ревности.

И захлюпала носом. Анастасия Петровна с подругой в два голоса утешали, мол, может быть, еще найдется, а ей, Люсе, в ее положении лучше не нервничать. Было решено поговорить еще с Юрием. Этот Юрий сам себя назначил вечным дежурным при шлагбауме. Шлагбаум в складчину поставили у въезда во двор, чтобы чужие автомобили не парковались, и раздали электронные ключи тем, у кого есть машины. Но если приезжают к «безлошадным», как подъехать к подъезду? А дядя Юра тут как тут со своим ключом, почти всегда во дворе. Глядишь, и отблагодарят дедулю. Поговаривали, что за мзду малую он пускает чужих во двор парковаться. Ну да кто же не без греха... Зато присматривает маленько за стоянкой. Многое видит, может, и подскажет, что за ранняя пташка летает утром по двору.

В беседке, штаб-квартире дяди Юры, на столе стояли пустые бутылки. Сюда нередко наведывались его знакомые, чтобы «покурить» подальше от жениного глаза, а у «дежурного» всегда в наличии были стаканчики. Подругам пришлось проявить немало терпения, прежде чем Юрий прервал невнятный монолог о своих заслугах в деле служения обществу и сказал, что раньше всех здесь шастает Нинка-Ниндзя - по контейнерам скачет. Амина Сагитовна удивилась:

- Почему же дворник нам о ней не сказал?
Дядя Юра ехидно хихикнул:

- Так Шерзод же без регистрации, а оформлена дворником Нинкина мать-пьяница, вот он их и прикрывает. 
Девочку Нину со странным прозвищем подруги знали. Жили в квартире на первом этаже мать да дочка-школьница. Потом появился у мамы новый муж, а с ним - водка и наркотики в доме. Это быстро привело мужчину к смерти, но мама от водки оторваться уже не могла. Теперь Нине было 15 лет, она билась как рыба об лед, чтобы как-то прокормиться обеим и не позволить матери, потерявшей работу, совсем уж погибнуть. Мало того, она не бросала школу, где раньше числилась в отличницах.

Решили зайти к ним, расспросить, но девочки не было дома, а растрепанная мамаша сказала, что Нинка пошла куда-то убираться - деньги зарабатывать.
Анастасия Петровна покосилась на Люсю и сказала, что придется завтра встать пораньше. Утром в начале седьмого они с Аминой Сагитовной действительно застали Нину во дворе. Стало понятно, откуда у нее такое прозвище: Ниндзя. Высокая девочка в черном комбинезончике с капюшоном балансировала на маленькой лесенке, как-то прицепленной к бортику мусорного контейнера, палкой ворошила мусор, что-то крючком вытаскивала и кидала в сторону. Куча картонных коробок снова громоздилась там, где вчера работал Шерзод. Еще горка алюминиевых банок, какие-то вещицы.

Амина не выдержала:
- И куда тебе все это?

Нина-Ниндзя засмеялась:
- Все по делу. С утилем Шерзод помогает - все пополам. Мать, когда трезвая, свитера и прочий трикотаж распускает, вяжет носки и шапочки на продажу, книжки и кое-что из барахла тоже продать можно, если постараться. Иногда получается.

Она спрыгнула с лесенки, сняла ее с контейнера и стала закреплять на раме велосипеда с объемистым багажником.
- Еще надо успеть четыре двора объехать.
На вопрос о куртке удивилась:
- Да, нашла, сразу поняла, чья она: видела на Стасе. Отдала куртку его матери. Разве она не сказала? Она уж так благодарила!

Прежде чем отправиться к Тамаре, матери Стаса, подруги пошли попить чаю, подумать. Тамара явно что-то мудрила. Так и оказалось. Сначала она вроде как не понимала, о чем разговор. Но Амина с Анастасией спрашивать умели, причем аккуратно избегая конфликта.

Да, так и есть - Тамара Ивановна действительно забрала куртку у Ниндзи, спрятала ее и ничего не сказала невестке. Почему? А вот пусть сначала сын хватится любимой одежки да спросит у своей Люсеньки, куда делась. Пусть поймет, какая растяпа-простодыра его дорогая женушка - прищепками для белья пользоваться не умеет. А потом ветровка и найдется.

Амина Сагитовна сморщила нос как от дурного запаха и отвернулась. Анастасия Петровна спросила тихонько:
- Не твоими ли стараниями сын с прежней девушкой расстался?
Тамара вспылила:

- Да какая она девушка, у нее же ребенок! Зачем мне такая невестка? Я внуков своей крови хочу дождаться, на руки взять, а та еще когда бы собралась за вторым, а третьего и не жди! А Люська-то... Пускай живет, только чтобы со мной во всем считалась, свое место помнила.
Анастасия Петровна со вздохом протянула:

- Судя по всему, недолго тебе внуков ждать. Только зачем уже сейчас их мать запугиваешь? Доверит ли она тебе свое дитя на руки взять? Или любой ценой постарается свить гнездо подальше от тебя? Не сыну ли твоему придется эту дорогую цену платить?

И, не дожидаясь ответа, сказала:

- Пошли отсюда, Амина.
Назавтра, снова возвращаясь с утренней прогулки по парку с палками для скандинавской ходьбы, подруги встретили во дворе Станислава. Был он одет в ветровку - ту самую, серую с голубой полоской.