Пока Татьяна добралась до отеля, перекусила и расспросила на ресепшене, как доехать до улицы Карима Тинчурина, стало смеркаться. Такси в незнакомом городе она не брала принципиально - был в ее жизни один криминальный эпизод. Нужную остановку нашла быстро, а вот выйти из маршрутки, видно, поспешила.

Идти пришлось навстречу колючему ветру, в лицо впивались ледяные иголки. А царство казанских хрущевок все тянулось и тянулось. Лицо быстро заледенело, под ногами - снежная каша, а нужного дома нет. Татьяна стала уставать и упрекать себя за трусость: таксист давно бы довез ее до нужного адреса. «Эх, знали бы сыновья, чем в такое ненастье занимается их мать-авантюристка!» - размышляла она, петляя по одинаковым дворам.

Тот дом и подъезд вынырнули неожиданно. Оказалось, Татьяна давно намеряла вокруг круги в снежной круговерти. Ришат говорил, что живет на первом этаже, вспомнила она, нажимая кнопку домофона. Увы, никто не подходил. «В последний раз попробую позвонить и поеду в гостиницу», - приказала она себе. Обратный поезд завтра вечером, посмотрю город и домой. Ну что же с Ришатом? Он недавно перенес второй инфаркт, долго восстанавливался и вдруг пропал.

- Хто? - раздалось наконец в домофоне. Голос хриплый, неприветливый.
- Я к Ришату Равильевичу, - вздрогнула, но не растерялась Татьяна.
Запиликал электронный замок. В подъезде женщину встретил тоже хриплый лай собаки. Потом Татьяна увидела дверь, распахнутую настежь. В проеме - классическая пьянь: полуголый мужчина неопределенного возраста в мятых шортах с недельной щетиной на впалых щеках. Глаза мутные, лицо опухшее, руки дрожат… Сын, догадалась Татьяна. Сколько же суток он в таком запое?

- Где ваш папа? - бодро спросила она. - Надеюсь, жив и здоров? Я потеряла с ним связь и вот приехала узнать, что случилось, почему не отвечает на мои звонки.
- Дак просто батя сотовый потерял, поменял симку и переехал к старшей сестре на Жилплощадку, - связал факты в одну нелогическую цепочку алкаш, потом его вдруг осенило: - А-а! Так вы Татьяна из Ульяновска!

Он скроил подобие вежливой улыбки, цыкнул на собаку, захлебывающуюся у него за спиной лаем, и попытался изобразить галантность: «Проходите, не бойтесь, он не тронет». Конечно, не тронет, ему же 19 лет, он глубокий старик, вспомнила Татьяна возраст пса, но пройти не решилась. В последнее время Ришат жаловался, что сын совсем спивается и жить с ним вместе стало невозможно. Значит, выжил-таки отца…
- Вы лучше напишите мне новый номер папы и адрес его сестры, - попросила она.

На том и расстались. Но новый номер телефона тоже не отвечал. Сын с пьяной головы наверняка перепутал цифры. Татьяна набирала Ришата до глубокой ночи, решив утром все же взять такси и поехать к его сестре. Хорошо, что догадалась записать адрес.

Утром, когда старенькое такси мчало ее сквозь метель и пробки через весь город, она в который раз вспоминала о том, как интересно работалось им с Ришатом на военном заводе в солнечном, хлебном городе Ташкенте. Он был ее начальником, она - рядовым инженером. И хотя у обоих имелись семьи и дети, между ними как-то сразу установились неслужебные, теплые и дружеские отношения. Работали, как сейчас говорят, в кайф, понимая друг друга с полуслова и любя свое дело. Начальник поручал своей ответственной подчиненной самые сложные задания и был всегда уверен, что она справится. Те годы в жизни Татьяны оказались самыми счастливыми. Сыновья подросли, работа приносила не только удовольствие, но и весьма неплохие деньги, с начальством ладила.

Когда распался Союз, в Ташкенте начали закрываться заводы, а представителям некоренной национальности в Узбекистане жить стало несладко, первым на родину, в Казань, уехал с семьей Ришат. Татьяна пыталась продержаться еще пару лет - муж был коренным ташкентцем, очень любил свой город и южный климат, но потом сдалась и она. Семья с двумя детьми-подростками переехала к престарелым родителям Татьяны под Ульяновск. После их новой просторной трехкомнатной квартиры в городе - «цветке из камня» - жизнь в старом частном доме без удобств, половину которого занимали старики, показалась кошмаром.

Через три года жизнь мужа Татьяны унес инфаркт. Работавший водителем автобуса супруг собирался утром на службу и вдруг рухнул, в пятьдесят-то лет… «Сердце не выдержало переезда и нашего сурового климата», - судачила на похоронах родня. Татьяна стала вдовой с двумя сыновьями, которым в их опасном возрасте так нужен был отец. Слава богу, выстояла, дала всем образование, вырастила мальчишек неплохими людьми.

О Ришате ничего не было известно много лет, но они нашли друг друга в соцсетях. С тех пор каждый вечер Татьяна выходила в скайп послушать будничные рассказы своего бывшего начальника о прожитом дне. Он тоже овдовел. «Когда сын вернулся к нам от жены, мать очень переживала и вскоре слегла», - рассказывал Ришат. И как-то незаметно онлайн-общение двух одиноких пожилых людей стало смыслом жизни обоих.
Татьяна очень переживала, когда у друга случился инфаркт. Но почему-то делала вид, что не слышит, когда после болезни Ришат предложил жить вместе: «Или ты ко мне переезжай, или я к тебе». «Наверное, я еще не готова к таким отношениям. Боюсь, осудят и не поймут сыновья», - думала она. И если бы Ришат не перестал выходить на связь, их вечерние разговоры, скорее всего, продолжались бы…

Таксист быстро нашел дом и по просьбе Татьяны остался ждать внизу. Еще одно царство хрущевок, удивилась она, поднимаясь на нужный этаж. Дверь открыл Ришат. Прислонившись к стене, как бы даже не удивился ее появлению, лишь проронил: «Не хочу быть тебе обузой». Пройдя в комнату, Татьяна оторопела. В крохотной однокомнатной хрущевке - ряд кроватей, ну прямо мини-дом престарелых. На одной, несмотря на максимальную громкость телевизора, раскатисто храпел колоритный усатый старик. Рядом - стул с горкой лекарств и бутылкой воды. Дальше - подряд еще две кровати со смятой постелью. Значит, такое теперь последнее пристанище ее начальника?

Неожиданное решение пришло в одну секунду. Когда Татьяна ехала в Казань, она не собиралась что-то кардинально менять в своей жизни. Просто хотела убедиться, что с ее единственным и дорогим мужчиной все в порядке. Но сейчас, удивившись самой себе, она вдруг предложила Ришату: «Собирайся, внизу ждет такси! У нас вечером поезд».

Он покорно и торопливо начал складывать в рюкзак свои нехитрые пожитки.
- А как же твоя пенсия и квартира? Сын же все пропьет! - запричитала сестра.
- Мы потом все оформим и решим, потом! - успокоила ее Татьяна. - Сначала попробуем научиться жить с вашим братом вместе.