«Приехали», - сам себе сказал Булат, стоя на автовокзале. Парень рассчитывал обдумать план действий по дороге из Альметьевска в Казань, но нервные переживания бессонной ночи сделали свое дело - в автобусе парня сморило.
Достав из кармана телефон, Булат сделал неприятное открытие - мобильник почти разрядился. Он стал оглядываться в поисках недорогого кафе, где можно было бы зарядить аппарат. Взгляд упал на вывеску: «Кафе 24». Впрочем, оказавшись внутри, быстро переменил свое мнение: заведение оказалось обычной рюмочной, несмотря на относительно ранний час, полной посетителей. Булат пулей вылетел из кафе. Душили слезы - накатили еще свежие воспоминания о вчерашней ночи.

Мама запила после смерти отца. Сначала понемногу, стараясь, чтобы сын не замечал, но происходило это постоянно. Все изменилось после появления в доме отчима Валеры. С ним мать стала закладывать за воротник не просто систематически, а запойно. Подраставший Булат стал откровенно побаиваться ее, когда та с остекленевшими от пьянства глазами вдруг вспоминала о существовании сына и со свойственной только пьяным людям дотошностью начинала проверять уроки, не забывая прикладывать Булата армейским ремнем с тяжелой пряжкой, оставшимся от отца. Валера на это поглядывал с благосклонностью, мол, правильно, а то дураком пацан растет. Надо ли говорить, что ни на одной работе ни он, ни мать не задерживались позже последней получки, а еда в доме приобрела характер закуски…

Булат пытался терпеть все это, оказывая посильное сопротивление, но твердо решил, что после школы уедет учиться в Казань. Жаль было оставлять спивавшуюся мать, но та своим поведением постепенно все сильнее отталкивала сына.

В последнее время мама и Валера стали драться. Не то чтобы всерьез, но частенько. В ту ночь Булат испугался за мать: отчим швырнул в нее тяжеленную пепельницу. Булат не мог не вмешаться.
- Ах ты, щенок, учить меня будешь! - взревел Валера, схватил большую скалку и ударил парня по плечу. Раздался треск дерева, рука онемела, но Булат сумел скрутить отчима и, приложив пару раз кулаком, отправил в нокдаун.

И тут вмешалась мать. Но не так, как ожидал Булат. Женщина стала причитать о бедненьком Валере и с кулаками набросилась на сына. Парень был ошарашен. Быстро покидав вещи в спортивную сумку, он со слезами вылетел из квартиры. В груди все клокотало от недоумения и обиды, казалось невероятным, что мать, единственный родной человек, оказалась против него. В голове созрел план уехать в Казань. До окончания учебного года оставался еще месяц, но Булат сдал ЕГЭ досрочно, причем неплохо, он рассчитывал поступить в университет, где дадут общагу.

Отойдя от автовокзала на сотню метров, наткнулся на вывеску приличной с виду кофейни. Внутри выбрал место с розеткой и заказал чашку кофе. Попивая горячий напиток, с грустью подумал, что тот ему не слишком-то по карману - в наличности было чуть меньше 7 тысяч рублей, которые он сумел отложить, подрабатывая на автомойке. Вопрос трудоустройства в Казани Булат обдумал давно, взяв у одного из приятелей номер его старшего брата, зарабатывавшего на стройке. Подсобникам там платили немного, зато знакомство почти исключало возможность того, что молодого пацана попросту обманут, не заплатив ни копейки. Созвонившись, Булат сообщил, что готов выходить хоть завтра, на что получил согласие.

Сложнее было с жильем. Ближайшая получка ожидалась только через месяц, об авансе договориться не удалось. Стыдливо отказываясь от еще одной чашки кофе, Булат просидел в кафе почти три часа, изучая объявления в интернете и обзванивая потенциальных арендодателей. Выбор для его бюджета оказался удручающим. Наконец он обнаружил предложение о сдаче комнаты в частном доме в районе Аметьево всего за 6 тысяч.

Приехав по адресу, Булат понял причину дешевизны - комната скорее напоминала неотапливаемые сени. А главное - соседи… В обеих комнатах явно жили алкоголики, тут же намекнувшие, что Булату стоит проставиться за новоселье.

И все же Булат остался. Запирался на щеколду и швабру, мерз по холодным еще ночам на старом вонючем матрасе, ел пустую кашу без масла, ходил пешком на стройку, где таскал тяжести и мешал бетон, но терпел. К концу месяца пайка стала совсем скромной, работать стало трудно, но Булату даже не у кого было занять - старший брат приятеля ему отказал.

В один из дней он шел мимо автобусной остановки, когда его остановил затрапезного вида мужичок.
- Братан, выручай, - быстро начал он. - Ограбили меня, телефон отняли. Подкинь на дорогу, а?..

Булат хотел ответить, что сам не в лучшей ситуации, но вдруг осел, почувствовав головокружение.
- Эй, парень, ты как? - засуетился вдруг случайный знакомый. - А ну-ка пойдем.

Взяв его под руку, незнакомец отвел Булата в сторону. Булат подумал, что это может быть небезопасно... Но мужчина участливо обратился к нему:
- Да на тебе лица нет! Наркоман? А давно ты ел-то?

Булат интенсивно замотал головой. А незнакомец открыл дверь придорожного кафе, толкнув Булата внутрь.
- Люб, организуй пацану порубать чего!

Булат не нашел в себе сил возражать. Поедая жиденькое картофельное пюре и квелую котлету, он подумал, что вкуснее ничего не пробовал.
- И в чем подвох? - спросил Булат.
- Да ни в чем. Разбогатеешь - занесешь Любе, скажешь, для Пашки.
- А ты же без денег был - ограбили тебя?
- Ну надо же как-то зарабатывать...

Булат не сдержался и громко рассмеялся иронии ситуации: целый месяц он, как мог, плыл против течения, чтобы ему помог какой-то мелкий мошенник.
Спустя пару дней парень получил первую получку и занес долг в то кафе, впрочем, не встретив Пашку. А еще через неделю ему позвонила мама - впервые за время его отъезда.
- Сынок... - голос ее дрожал.

Тут Булат взорвался:
- Мам, если ты напилась, то иди лесом, мне твои крокодильи слезы без надобности!
- Сынок, прости меня... - тихо проговорила мать в трубку. - Я очень виновата перед тобой. Я Валеру выгнала.

Булат тяжело вздохнул.
- Мам, если честно, я не верю, что ты перестанешь пить, - сказал он. Хотелось добавить, что и бросить он ее не может, но раздумал и сказал только:
- Я пока в Казани останусь, разберусь с поступлением, тогда все и решим. Узнаю, что пила, не приеду.
- Хорошо, - кротко согласилась мать.

С тяжелым сердцем Булат закончил разговор. Ему очень хотелось верить маме...