В начале зимы, едва выпал снег, супруги-пенсионеры Галимовы отправились в ближайшее воскресенье открывать лыжный сезон. На своей любимой причудливо извилистой трассе, что рядом с поселком Залесным, расчехлили лыжи, вдохнули полной грудью свежий лесной воздух, взмахнули палками - и вперед!

Но, не пройдя и ста метров, услышали впереди пронзительный собачий лай. Прямо по лыжне навстречу им летела пулей маленькая черная собака. Карликовый пудель, продолжая отчаянно лаять, сначала камнем упал в ноги супругам. А затем помчался назад, оглядываясь на лыжников и словно приглашая их бежать за ним следом. Галимовы прибавили ходу и на первом повороте увидели лежавшую на снегу как-то боком, очень неловко, полную женщину. Лицо неестественно красное, дышит тяжело, глаза полузакрыты.

- Вы упали, вам плохо? - бросились к ней супруги.
- В голове стучит… Все кружится… С утра плохо себя чувствовала, думала, в лесу пройдет, - с трудом произнесла она. - Не могу встать…

Супруги попытались поднять женщину, но она оказалась слишком тяжелой. Пудель метался, визжал и прыгал рядом с ними, словно пытаясь помочь. Пока упавшую ворочали, она потеряла сознание. Померили пульс: 115 ударов в минуту. Галимовы растерялись. За всю свою совместную долгую жизнь им не приходилось оказывать помощь потерявшим сознание не то что в лесу - в городе...

- Скорее звони в скорую! - приказал муж.
- Но как они сюда проедут? - растерянно возразила жена. - Тут вездеход нужен.

К счастью, в следующий момент на лыжне показалась пара молодых лыжников.
- Ребята, помогите, женщина потеряла сознание! - остановили их супруги.

Высокий энергичный парень мгновенно оценил ситуацию и сразу начал действовать.

- Ты звони в скорую и оставайся здесь, - скомандовал он спутнице.
- А вы возьмите мою куртку, - бросил он свою одежду супругам, - и осторожно подстелите ее под упавшую. Замерзнет ведь! Я же побегу на лыжную базу к охраннику. Придумаем, на чем ее вывести.

Пока лыжники объясняли диспетчеру скорой, куда подъехать, парень вернулся с охранником и несколькими связанными паровозиком санками-ледянками. Осторожно погрузив на них женщину, мужчины медленно поволокли ее к трассе. Пудель вился рядом, захлебываясь от лая и заглядывая в лицо хозяйке. Супруги потрусили следом за процессией. Скорая уже ждала на обочине. Когда женщину внесли в карету, пес метнулся следом, но его выдворили обратно.

- А ты куда? Пошел, пошел отсюда, - раздался строгий голос доктора.
Супруги стояли рядом со скорой, прислушиваясь к тому, что происходит внутри. Когда женщине сделали укол, она очнулась.

- Где Чари? - спросила еле слышно. - Поводок в моем рюкзаке. А на ошейнике - телефон соседки. Позвоните, она заберет собаку…
Вручив пенсионерам поводок, энергичный парень-спасатель, так окрестили его Галимовы, заявил, что едет в больницу вместе с женщиной.

- Оказывается, она совсем одинокая, - пояснил он. - Вбейте мой телефон, если что, звоните!
Машина тронулась с места. И если бы Галимовы не прицепили поводок, пудель рванул бы следом. Повисев на поводке, пес сел на снег. И нет, не завыл, а как-то по-собачьи горько-горько заплакал.

- Держись, дружок! - погладил его Галимов, набирая номер телефона соседки. - Сейчас мы тебя домой отвезем.

Соседка сразу запричитала, заохала, сообщив, что Рита, так звали пострадавшую, после смерти матери осталась совсем одна. Кто теперь будет ухаживать за ней в больнице - неизвестно. Она-то сегодня утром уехала на месяц в деревню к престарелой матери.

Придется взять пса к себе на передержку, решили супруги. Правда, они, по жизни кошатники, никогда не держали в доме собаку. Не знали, как с ней обращаться и чем кормить. Последние 11 лет в их квартире безраздельно властвовал и повелевал всем ходом жизни суровый сибирский кот Григорий. Собак этот пятикилограммовый красавец-великан не переносил на дух. На даче стоило только кому-то из них подойти к калитке, как он превращался в огромный шипящий шар, который бесстрашно устремлялся на неприятеля.

- Что сейчас будет, - вздохнула супруга.

Они только поворачивали в двери ключ, как услышали упреждающе грозное: «У-у-у». И лишь только ступили на коврик в прихожей, как кот Григорий, размером значительно больше собаки, уже летел им навстречу. Пудель задрожал, заскулил и прижался к супругам.

- Так-то ты гостей встречаешь, негодник! - отчитала кота жена.

Веником она загнала Григория в кладовку, откуда тотчас же раздался пронзительный вой. Сказать, что Галимовых ждала варфоломеевская ночь - значит не сказать ничего. Кот, запертый в кладовке, без устали орал и бился о дверь. А пудель не хотел идти дальше коврика в прихожей, есть и пить. Всю ночь никто не сомкнул глаз. Рано утром супруг вывел пуделя во двор и позвонил парню-спасателю. Тот к проблеме кошаче-собачей несовместимости отнесся с пониманием, пообещав вечером заехать за псом и забрать его к себе.

- Это ведь мальчик? - уточнил он. - А у нас девочка-овчарка. Надеюсь, поладят. Дом у меня большой, места всем хватит.
Передавая ему поводок вечером, пенсионеры облегченно вздохнули. А потом удивились, узнав от парня, что они с женой и тещей решили по мере возможности ухаживать за той женщиной в больнице, когда ее из реанимации переведут в общую палату. Есть же среди молодежи такие отзывчивые люди, долго рассуждали потом пенсионеры, решив, что это, конечно, люди верующие…
 * * *
В последнее воскресенье зимы, когда супруги Галимовы завершали сезон на своей любимой лыжной трассе, они вдруг услышали позади знакомый собачий тонкий лай. Оглянулись - на них летит тот самый черный пудель. Узнал! Обрадовался, прыгает, визжит, пытаясь облизать лицо. А где хозяйка? Вместо нее на лыжне показался парень-спасатель.

- Хозяйка встанет на лыжи обязательно, - улыбнулся он старикам. - Но, думаю, теперь только следующей зимой.

Галимовы узнали, что спасенная всеми ими женщина сначала долго лежала в больнице, сейчас восстанавливается в санатории, а потом ей предстоит лечение в реабилитационном центре. Все это время за ней ухаживала семья парня-спасателя и немного соседка. Пудель же неотлучно жил с ними и очень подружился с овчаркой и детьми.

- Мы предложили тете Рите до полного выздоровления пожить вместе с Чари у нас, а свою квартиру сдавать, - рассказывал спасатель. - Дом огромный. Есть комната с отдельным входом и кухней. Пока своего согласия она не дала. Но, думаю, согласится. Врач в больнице сказал мне при выписке: «С таким заболеванием человек не должен оставаться один».