По окончании Казанского военного училища моего мужа отправили служить в Пермскую область. Я как молодая жена поехала с ним. В гарнизон тогда приехали несколько семейных пар - все мы быстро подружились и помогали друг другу в сложных ситуациях.

Самыми близкими для нас стали Иван и его жена Лена. Примерно через год во всех семьях появились дети. У Ивана с Леной родилась девочка, которую назвали Виточкой. Она родилась с серьезной патологией. Врачи спасли ребенка, сделав в первый же день ее жизни операцию.

Лена старательно ухаживала за девочкой. Все было неплохо, но в 6 лет у ее дочки заболели почки. А в семье уже было двое детей, младшей Танечке всего шесть месяцев… Лена разрывалась между детьми. Иван же допоздна пропадал на службе, домой приходил только поспать, не вникал в домашние проблемы. И однажды Лена заболела, в больнице поставили диагноз: заражение крови. Иван остался один с двумя детьми. Он был в панике и не знал, как все успеть: навещать Лену в больнице в 40 километрах от поселка и смотреть за детьми…

Я тогда, оформив отпуск без содержания, забрала обеих девочек к себе. Лене же становилось все хуже. Однажды она попросила Ивана вызвать с Украины свою сестру Галю. Когда Галина приехала, Лена, предчувствуя свою кончину, попросила сестру не оставлять Ивана одного с детьми, а выйти за него замуж и помочь поднять их на ноги. Галя поклялась перед иконой, что выполнит ее просьбу. Вскоре Лена умерла, а Галя осталась жить в семье Ивана. Ей было очень тяжело - на Украине у нее осталась дочь-школьница. К тому же в гарнизоне не одобрили их решение жить вместе, осудили за поспешность. С Галей никто не хотел общаться, и Виточка никак не могла к ней привыкнуть. Отпустит Галя ее погулять на улицу, а она прибежит ко мне, попросит альбом с фотокарточками, найдет портрет Лены и долго смотрит на него. Потом начинает гладить, целовать и горько плакать.

Однажды она призналась мне: «Знаете, тетя Аля, я так скучаю по маме, открою шкаф, найду мамино платье и нюхаю-нюхаю его: так мамочкой пахнет! Вторая мама тоже хорошая, но первая была лучше».

Видя страдания ребенка, я посоветовала Гале поставить фото Лены в детской комнате и не ругать Виточку, если она убегает ко мне. Ведь я - подруга ее матери, последний близкий человек, с которым можно поговорить о маме, излив свою тоску и боль. Галя прислушалась к моему совету.

Вскоре Иван написал рапорт о переводе его на Украину, и они уехали.
Несколько лет мы обменивались письмами. Галя выполнила просьбу Лены, стала детям настоящей матерью, а Ивану - женой. Иван, кажется, извлек урок из печального опыта прежней жизни, стал более внимательным к детям и жене, переложил на себя большую часть семейных забот, стал ценить женский труд. Им с Галей удалось построить новую семью.

Прошло много лет. Мой муж демобилизовался, мы переехали в Казань, но я до сих пор вспоминаю Виточку и ее слова: «Я нюхаю-нюхаю мамино платье, так мамочкой пахнет…»
Поведение всех членов этой семьи можно оценивать по-разному. Лена всю себя без остатка отдавала мужу и детям, буквально растворялась в них и сгорела раньше времени. Я как-то написала о ней целую поэму, в которой есть строчки:

«Но разве ценят 
подвиг материнский, 
Который каждый день 
мы совершаем?
Тем, что приносим себя 
в жертву детям, 
Мы никогда нигде не козыряем».

Галя отказалась от прежней жизни и словно жила за Лену. А Виточка показала урок верности и настоящей любви к своей маме. И это самая правильная формула любви!

Алевтина Королюк