Кира Петровна являлась императрицей садового общества. Она царствовала здесь уже лет 20. Дачу - участок в 4,5 сотки с домиком, приобрел когда-то ее ныне покойный супруг Алексей Федорович. Покупку совершили с целью обеспечения подрастающего сына Глеба свежими фруктами и овощами. Место подобрали хорошее: до Волги минут 10 ходьбы в спокойном темпе, до леса идти чуть дольше, но все же не слишком далеко.

Обнаружилось, что Кира Петровна - отменный садовод: ухоженные грядки и кусты неизменно давали богатый урожай, а сорняки были навсегда изгнаны за периметр облагороженной территории. Но особенно женщина гордилась цветником. Выращивалось здесь все - от петуний до георгинов. Участок Киры Петровны походил на сказочный остров, населенный феями природы.

Сын ее давно покинул родное гнездо. Еще студентом отправился на лето в США, каким-то хитрым образом задержался в чужой стране, нашел там работу и принял решение не возвращаться в отчий край. Кира Петровна оказалась предоставлена сама себе. Главным ее увлечением стала дача. Со второй половины апреля до середины октября женщина проводила среди цветов и грядок - местные обитатели постоянно видели ее пеструю панаму с широкими полями.

Кира Петровна любила делиться опытом и давать советы. Она часами рассуждала об эффективности органических удобрений и болезнях крыжовника. Соседи обращались к ней за помощью, и это откровенно льстило ее самолюбию. Одному даст ценные указания, другому подкинет горсть семян - так и возомнила себя гуру садоводства.

И когда Дмитрий Иванович, владевший смежным участком, окончательно состарился и продал свои владения, Кира Петровна пришла к выводу, что настал ее звездный час. Решено было взять шефство над новыми соседями.

«Помогу чем могу», - решила дачная императрица. И приступила к активным действиям.

Сначала обратилась к председателю общества за необходимой информацией. Новоиспеченными владельцами оказались бездетные 30-летние супруги. Главу семьи величали Ильдаром, а его суженую - Миляушой. Садоводами семейная пара были неопытными. Все, что имелось в их арсенале, - это воспоминания о том, как возились в огороде их бабушки и дедушки. Кира Петровна провела ревизию своих запасов и, дождавшись приезда будущих учеников, отправилась знакомиться:

- Здравствуйте, я ваша соседка Кира Петровна.
- Очень приятно. Надеюсь, подружимся, - отозвалась Миляуша.

Если Кире Петровне и было все известно о новых соседях, виду она не подала:
- Милочка, что сажать собираетесь? Могу семян подкинуть, рассадой поделиться. Начинать всегда сложно.
- Нет, что вы... - растерялась Миляуша. - Мы сами. Я вообще не привыкла обращаться за помощью.
- Какие глупости! - воскликнула Кира Петровна и достала из бездонных карманов заранее приготовленные кулечки с семенами моркови, свеклы и редиса. - Берите, не стесняйтесь! Соседи должны выручать друг друга.

После недолгих раздумий Миляуша приняла подарок.

И стала Кира Петровна постоянным гостем семейной пары. То подскажет, как помидоры правильно подвязать, то напомнит, что пришла пора выкапывать тюльпаны. Она щедро делилась знаниями и рассадой. Деньги за помощь не принимала, соглашалась лишь взять две-три десятирублевые монеты:
- Говорят, если медью не поделиться, не приживется деревце или цветочек.

Проблемы начались тогда, когда у Миляши пошли в рост усики клубники, подаренные щедрой наставницей, а у той наоборот - растения эти зачахли.
- Как такое возможно, дорогуша? У тебя растениям хорошо, а на моей территории они себя неважно чувствуют...
- Не знаю, - отвечала молодая соседка. - Наверное, рука легкая!

Кира Петровна нахмурилась и поджала губы. Снисходительному добродушию пришел конец. Теперь она с пристрастием следила за успехами своей ученицы:
- Ишь, какая морковь у нее крупная. А у меня нынче не уродилась! А тыква-то! Будто карета для Золушки. И ведь мои семена!

Дружба была окончательно разорвана следующей весной: стало понятно, что все черенки смородины, подаренные Кирой Петровной, у Миляуши прижились, а у нее по непонятным причинам погибли аж три куста ягодных кустарников!

Молодая ученица казалась теперь нашей героине чуть ли не колдуньей, читающей тайные заклинания. Во всех неудачах Кира Петровна винила свою протеже. Ветром унесло укрывной материал - соседка зла пожелала! Медведка срезала молодые проростки огурцов - ученица насекомое воевать отправила!

Миляуша лишь пожимала плечами: мало ли что может прийти в голову неуравновешенной даме. Чужая душа потемки.

А к сентябрю Ильдар поставил забор. Кира Петровна восприняла это событие как плевок в свой адрес:
- Вот и вся благодарность! Учила их, опекала, а теперь не нужна стала. Отгородились!
Неизвестно, чем бы все закончилось, но очень вовремя завершился дачный сезон, труженики разъехались по городским квартирам. Пришли длинные ночи, мир погрузился в зимний сон.
***
А весной установилась эпоха воды: садовое общество затопило. Это с грустью обнаружила Миляуша, прибывшая на электричке в начале мая. Она стояла посреди аллеи и с тоской глядела на лужи, объединившиеся в одно бескрайнее море. В пучине утонули цветы, кусты, деревья. До участка не дойти.

«Какой кошмар! - думала Миляуша. - Все труды насмарку». 

Женщина уже хотела развернуться и отправиться в сторону станции, как увидела Киру Петровну, шагавшую по безбрежному водоему в высоченных болотных сапогах. Миляуша преодолела смущение и крикнула:
- Кира Петровна, мы плаваем!

Та повернулась лицом к ученице:
- Да, все погибло! И забор ваш с одной стороны рухнул.
- Просто беда. Что делать-то теперь?

Кира Петровна подошла к Миляуше:
- Подождем, когда вода уйдет, а потом с новыми силами примемся за работу.
- Как думаете, справимся? - с дрожью в голосе спросила молодая женщина.
- Конечно! Вместе будем бороться с трудностями. Только теперь и ты меня учить будешь, - улыбнулась Кира Петровна.
- Чему? - удивилась Миляуша.
- Растения тебя любят. Поделись секретом успеха!

Молодая женщина кивнула головой...
***
Через несколько лет два смежных участка превратились в большой цветник. Растения сочной радугой пролегли мостом от одного домика к другому. И маленькая дочка Миляуши выбежала встречать истосковавшегося по старенькой даче заграничного гостя - дядю Глеба, который приехал наконец навестить мать. А Ильдар новый забор так и не поставил, чтобы ничто не могло помешать дружбе соседей.