- Валер, я окончательно тебя перестаю понимать, - тяжело вздохнула Ирина. - Ну что за вожжа тебе под хвост попала?
- Не могу я так больше, понимаешь?
- Нет, не понимаю.
- Вот сколько мы с тобой уже вместе? Лет пять? А все как подростки. Семью я хочу, неужели непонятно?

- Да что ты заладил: семью, семью. Тебе штампов в паспорте мало? Живешь как у Христа за пазухой,  все мужики завидуют. Когда хочешь - прихожу, когда хочешь - ухожу. Прям приходящая домработница. На образ жизни твой не посягаю. Не женщина - мечта. Чего тебе еще нужно?

- Ребеночка я хочу…
- Здравствуйте, приехали. Всю жизнь не хотел, а тут приспичило? И что, по-твоему, это я тебе должна ребеночка родить?

Валера сжал зубы, так больно хлестнула его эта фраза.
- Я думал, что ты, - почти не раскрывая губ, все же ответил он. - Видимо, ты так не считаешь.

Ира немного смягчилась.
- Ну ты пойми, я уже не девочка, - уже спокойнее продолжила она. - Рожать после сорока - это не то, о чем я мечтала. Да и вообще, мне моя жизнь нравится. Дети выросли, теперь не я им, а они мне помогают. Мужа-бездельника наконец выгнала, нормального мужика встретила.

С этими словами женщина провела ладонью по руке Валеры.
- Я, может, только-только для себя начала жить, - почти просительно произнесла она.

Валера молчал, крыть было нечем. Ему и самому нравилась та приятная и ненавязчивая колея, в какую вошла его жизнь после встречи с Ириной. И тем труднее было от этого отказываться.
- Ты права, кругом права, - все же проговорил мужчина. - Только не могу я по-другому, прости.

Ира, к его удивлению, не стала продолжать спор, а молча собралась и ушла. Валера же ощутил запоздалую обиду.
Любимая женщина была права в главном - вожжа Валере под хвост действительно попала, да еще какая. Только он вряд ли признался бы ей в этом.

На прошлой неделе мужчина побывал на юбилее отца. Восемьдесят лет - возраст почтенный, пропустить такое событие было никак нельзя. Аналогичным образом рассудили и все родственники. Подарки, тосты и поздравления, обильный стол в кругу ближайших людей - много ли нужно для счастья?

Настроение испортила Танька - двоюродная сестра Валеры. Мужчина не любил ее с детства, родители тогда настаивали, чтобы брат с сестрой проводили вместе больше времени. Восьмилетнему мальчишке перспектива возиться с пятилетней соплюшкой радости не прибавляла, поэтому Валерка всячески старался избавиться от этого «хвостика». Танька же в долгу не оставалась, рассказывая взрослым обо всех грешках братца.

Выросла Танюша въедливой сплетницей. И, конечно, не пропускала семейных застолий, воспринимаемых ею исключительно как полигон для своей любимой деятельности, за что Валера сестру сильно недолюбливал. Поэтому, когда она захватила инициативу за столом, незаметно вышел на лоджию.

- Слышала, Арина родила уже? - спросила появившаяся из ниоткуда Таня.
- Понятия не имею, - с максимально невозмутимым видом ответил Валера.

Арина была его бывшей женой, второй по счету.

- А что, думаешь, она старая уже? - не унималась сестра. - С нормальным мужем можно и в ее возрасте родить, было бы желание.

Мужчина едва не захлебнулся от ярости и спросил, глядя в глаза Тане:
- Мне вот интересно, ты яд перед сном сцеживаешь? Не боишься ночью захлебнуться?

Больше они в тот вечер не разговаривали. Таня выглядела довольной, поняв, что попала в самое больное место.

Когда Валера и Арина поженились, ему было чуть больше сорока, а ей - тридцать шесть. Тихо расписались, позвав только родителей, обошлись без ресторанов и караваев. Незачем им это было: за плечами у каждого уже были пышные свадьбы с быстротечным браком. Наверное, это их и сблизило. Друзья считали их идеальной парой. А что, живут, как студенты-молодожены: ни детей, ни груза обязательств.

В целом, Валера тогда и не слишком-то хотел детей. Он много раз видел, как прекрасно выстроенные отношения между супругами рушатся с появлением в их уравнении новой неизвестной. Тогда ему казалось, что и Аришка разделяет его мнение.
Впрочем, через пару лет мужчина изменил свое мнение. Тогда-то Арина и сообщила, что у нее проблемы по женской части, поэтому матерью ей стать проблематично…

Валере было больно принять эту новость, но он решил, что супруге труднее. Так они прожили еще два года, когда Арина вдруг заявила, что уходит к другому мужчине. А когда жена собрала вещи и уехала, нашел в мусорной корзине пустую упаковку от противозачаточного…

Вот и после едкой фразы сестрицы Валера вспомнил ту всепоглощающую обиду на весь свет. Неужели такой он никчемный мужчина, что ни одна женщина не хочет иметь от него детей?

Вот и Ирина, казалось, исцелившая его раны, не захотела стать матерью его ребенка. Вот так все просто - дружба дружбой, а табачок врозь. Видимо, не судьба ему уже познать радость отцовства.

В тот вечер, когда Ира ушла, Валера крепко напился. Сначала хотел позвать кого-нибудь из друзей, но передумал, решив, что после спиртного обязательно начнет изливать душу.
Наутро мужчина проснулся со стойким убеждением - хватит себя жалеть.
- Ты мужик или где? - строго спросил он у своего отражения.

В конце концов, жизнь продолжается, решил он. Ему только перевалило за пятьдесят, судьба может еще круто повернуться. С этими мыслями Валера погрузился в работу - самое верное мужское средство от душевных переживаний.
Спустя пару недель, вернувшись домой, мужчина обнаружил горящий свет в прихожей. Уже успев обругать себя за рассеянность, он прошел на кухню, где за столом сидела Ира.

- Я ключи забыла оставить, - извиняющимся тоном сказала она.

Валера молчал, понимая, что пришла Ирина не только поэтому.
- Я беременна, Валер, - коротко сказала она. - И, если честно, я не хотела тебе об этом говорить.

Мужчина продолжал молчать. Он остро почувствовал, что Иру сейчас нельзя перебивать.

- И я не уверена, что готова снова посвятить всю себя ребенку. Я думала, что ты не хочешь детей.
- Я буду рядом, - уверенно сказал Валера.

Ира наконец позволила себе улыбнуться.
- Вот только поэтому я и сказала. Все-таки ты прав. Что мы как подростки?