- Так, Димка, завязывай, я тебя только привезти просил, хватит из меня старика делать! - грозно рявкнул Антон Вадимович на внука.
- Дедуль, да ты чего заводишься, я же помочь хочу? - недоумевал Дима.

Антон Вадимович набрал было воздуха, намереваясь высказать внуку все, что он думал по поводу сложившейся ситуации, но передумал.

- Заберешь меня через часок, я сам все посмотрю и позвоню тебе, - сказал он вместо этого.

Не дожидаясь ответа, мужчина выбрался из машины и побрел в сторону новенького жилого дома. Сложно ему было находить общий язык с близкими.
Дима привез Антона Вадимовича в новый дом, где для него была куплена маленькая однокомнатная квартирка.

В жизни Антона Вадимовича почти совпали два сложных события, каждое из которых для него стало неожиданностью. Сначала ушла из жизни его любимая жена Серафима. Ушла стремительно, не дав возможности супругу как следует попрощаться.

Просто однажды ночью Антон вызвал скорую, а уже утром выслушивал объяснения врачей о том, почему он теперь должен прожить остаток жизни без любимой женщины.
Горькую Антон тогда пить не стал, не имел он привычки заливать сердечные тяготы алкоголем. Да и внуки уже подрастали, поступали в университеты, нужно было финансово помогать детям, поэтому Антон с головой ушел в работу. Тогда-то мужчину и подстерегал второй тяжкий сюрприз. Прошло всего чуть больше года после смерти Серафимы, когда Антона Вадимовича отправили на пенсию, едва тому исполнилось шестьдесят. Такого тот никак не ожидал: руководящая должность, пусть и среднего звена, позволяла ему еще долго оставаться в строю. Но добрые люди объяснили, что у кого-то из высокого начальства недавно дочка закончила университет, поэтому будьте-ка вы, Антон Вадимович, любезны, уступите дорогу молодым. В конце концов, мы же вас не увольняем, а отправляем на заслуженный отдых.

А вот не хотелось ему на покой, очень не хотелось. Нестарый еще мужчина, он отчаянно нуждался в приложении сил. Нет, совсем без работы он не остался. Да только много ли работодателей готовы взять пенсионера? Вот и устроился Антон Вадимович консьержем в собственном доме, к удивлению соседей, у которых его образ никак не вязался с новой должностью.

Немаленькая трехкомнатная квартира пенсионера располагалась в сталинском доме, жилье в которой получали весьма непростые люди. Досталась она еще отцу Антона Вадимовича, который был далеко не последним человеком в местной академии наук. Дети Антона давно обзавелись своим жильем, поэтому первое время приходилось привыкать жить одному в этих хоромах. Однако продолжалось это недолго - не успел старший внук Дима закончить университет, как его девушка забеременела.

Родители молодых людей, конечно, покачали головой, повздыхали, но на семейном совете событие было признано не фатальным. Тогда же Антон Вадимович и предложил, чтобы Дима с молодой женой и будущим ребенком приезжал жить в квартиру дедушки.

Впрочем, жить с молодежью ему не слишком нравилось. Можно подумать, что те не уделяли должного внимания пожилому человеку. На самом деле все было очень даже наоборот: внук и невестка окружили Антона Вадимовича такой заботой, что тот почувствовал себя китайской фарфоровой вазой династии Мин. Даже ходить за продуктами и выбрасывать мусор ему не приходилось. А когда в доме появился правнук, его никогда не оставляли одного с дедушкой.

Спустя пару лет мужчина принял решение: предложил разменять большую трехкомнатную квартиру, выделив Антону Вадимовичу небольшую, но отдельную площадь. Было решено купить ему квартиру в новостройке. Антон Вадимович порывался было сам сделать ремонт, но семья настояла на найме рабочих. Мужчина твердо настоял на одном - он сам соберет и установит кухонный гарнитур. Зря что ли мебельщиком в молодости работал?

Войдя впервые в новую квартиру, пенсионер остался не слишком доволен работой современных строителей. Да, отделка была предчистовая, но сделана уж очень неаккуратно. Ну да ладно, будущий ремонт он собирался контролировать жестко. Собравшись уже пройти на кухню, чтобы сделать замеры, он вдруг услышал шум, доносящийся из угла комнаты. Подойдя ближе, он заметил немаленьких размеров дыру в потолке...

Из квартиры сверху доносились звуки ругани. Судя по голосам, пожилая женщина отчитывала двоих молодых людей.
- Вы только посмотрите на это безобразие! - сокрушалась она.

В этот момент ее лицо и появилось в дыре на потолке.
- А у вас дырка в полу, вы в курсе? - неожиданно для себя пошутил Антон.

Женщина смутилась на секунду, потом засмеялась:
- А у вас в потолке! Меня Алсу Зариповна зовут, а вас?

Так и познакомились. Стали выяснять, кто виноват, что делать. Оказалось, что исправлять оплошность должны застройщики, но те не торопились. В обеих квартирах потихоньку стал делаться ремонт. Алсу Зариповна приезжала в новую квартиру не так часто, как Антон Вадимович, но всякий раз сообщала о своем визите:

- Привет, сосед!
- И вам здравствуйте! - радостно откликался мужчина. - Не желаете кофе попить где-нибудь поблизости?

Так они и ходили в кафе неподалеку, пока рабочие превращали пыльные квартиры в будущее жилище. Оказалось, что судьба женщины сильно напоминала историю Антона: уход из жизни мужа, одиночество, а теперь и переезд. Только вот позаботиться о ней было некому. Потому и квартиру разменяла, чтобы остаток денег положить в банк как прибавку к пенсии.

К дырке в полу они относились с юмором, называли секретной линией связи. Поэтому, когда рабочие от застройщика пришли и заделали ее, Антону Вадимовичу даже стало немного грустно. Вскоре ремонт закончился, оба пенсионера въехали в новые квартиры.

Однажды ночью Антона Вадимовича разбудил грохот. Открыв глаза, он увидел кучу пыли и кусков раствора, лежащих на полу. Подойдя ближе, он включил свет и посмотрел на потолок. И точно - в нем снова зияла дыра, правда, прикрытая теперь сверху каким-то напольным покрытием.

- Антон, ты живой? - раздался оттуда женский голос.
- Да, слава богу! - отозвался мужчина. - Видимо, сама судьба требует продолжения нашего знакомства.

В ответ он услышал легкий смех. На следующий день Антон Вадимович оказался на пороге квартиры Алсу, неся мешок с раствором и инструменты.
- Сразу знал, что нужно все самому делать! - безапелляционно заявил он.