С Левушкой Вероника Павловна познакомилась на дне рождения старинной приятельницы. За праздничным столом, заставленным незамысловатыми угощениями, сидели две пожилые семейные пары и он - невысокий господин с голубыми глазами.

- Лев Борисович, наш сосед, - сообщила хозяйка квартиры Софья. - А это Верочка. 40 лет в одном цеху оттрубили.
- Здравствуйте! - произнесла гостья и почувствовала жар румянца, залившего ее щеки.

Вероника Павловна долго противилась желанию подруги свести ее с овдовевшим кавалером.

- Будет тебе, - смущалась женщина. - О душе думать пора, а ты все женихов сватаешь!
- Какие твои годы? - возражала Софья. - Вдвоем век коротать куда приятнее, чем поодиночке. Дети выросли, карьеру строить не надо. Почему бы личной жизнью не заняться?
- Смеешься? Я лучше кошку заведу.

Но подруга оказалась весьма настойчивой. И встреча одиноких сердец состоялась.
Претендент на руку и сердце Вероники Павловны весь вечер робко ухаживал за дамой: подливал домашний компот, подавал хлеб и ломтики колбасы.

- Я рад, что мы встретились, - откровенничал кавалер. - Одному тоскливо бывает. 

К слову, к концу торжества Лев Борисович превратился в Левушку. И уходил от соседки уже не один, а под руку с Вероникой Павловной.

- Теперь за Верочку можно быть спокойной, - улыбнулась Софья.

Через несколько месяцев пара приняла решение жить вместе. После смерти первой супруги Лев Борисович подарил просторную «трешку» своим дочерям:

- Пусть делят как хотят! - а сам переехал в скромную квартиру-студию, потратив на приобретение квадратных метров все сбережения.

Вероника Павловна обитала в отдельной двухкомнатной квартире, которую они с покойным мужем получили еще в далеком 1984 году.

После недолгих раздумий местом жительства была выбрана квартира дамы. Единственный сын нашей героини - Георгий - много лет назад переехал к супруге в Зеленодольск. Мужчина редко навещал мать. Сама же Верочка гостила в доме отпрыска лишь раз в полгода: в новогодние праздники и в день рождения внука Семена.

Дочери Льва Борисовича обрадовались созданию нового союза:

- Папа не останется одиноким в старости!

Отношения у седовласых влюбленных были нежными. Верочка варила любимые Левушкой супы на курином бульоне, штопала носки избранника и кормила его лекарствами по часам. Лев Борисович, оказавшись мастером на все руки, перечинил в доме всю сломанную технику и старую мебель. Но лучшей традицией пары стали семейные праздники. В красный день календаря Вероника Павловна вставала спозаранку и затевала пироги, пахнувшие настоящим счастьем! А Левушка неслышно уходил на прогулку и возвращался с коробкой конфет и букетом ромашковых хризантем, которые так любила Верочка.

- Не думала, что в нашем возрасте еще случается романтика! - смеялась женщина.
- Почему бы и нет? - отвечал Лев Борисович. - Жизнь продолжается.

А теплое время года пара проводила на Левушкиной даче. Недалеко от Казанки на трех сотках радостно встречал гостей старый домик из бруса. Чего только не росло на участке! Ягоды всех цветов радуги, многорукие деревья и коренастые кустарники. С появлением Вероники Павловны дача приобрела новую жизнь. Женщина с головой погрузилась в цветоводство. 

По вечерам чета усаживалась на скамейку под кустом сирени и следила за тем, как в остывающем небе тают янтарные лучи заката.

- Красота! - вздыхал Лев Борисович.
- С годами все больше ценишь подобные моменты, - отзывалась Верочка. - Звонче поют птицы и становится прозрачнее роса.

А осенью на полках холодильника выстраивались плотные ряды банок с осенними заготовками...
Идиллия длилась около трех лет. Пока однажды в родительский дом не вернулся Георгий. Его семейная жизнь дала трещину. Устав от бесконечных скандалов на бытовой почве, супруги приняли решение разъехаться. Сын Семен остался с матерью.

Гоша сразу невзлюбил Льва Борисовича. Мужчину раздражало буквально все: аккуратная стопка любимых Левушкой газет, одежда пожилого мужчины, висящая на спинках стульев. Даже смех и тихое покашливание маминого избранника выводили Георгия из себя.

- Этому мужику не место в нашем доме! - злился сын.

Лев Борисович старался не поддаваться на провокации. Если Георгий находился в дурном расположении духа, мамин избранник уходил на прогулку. Все чаще старичок оставался ночевать у себя в студии.

- Чем тебе мешает Левушка? - вздыхая, спрашивала сына Вероника Павловна.
- А почему я должен делить свой дом с посторонним? - кричал Гоша.

Конфликт закончился печально. Однажды, вернувшись со стройки, где он промышлял шабашками, Георгий полез на Левушку с кулаками:
- Не мозоль мне глаза!

Вероника Павловна пыталась оттащить сына в сторону:
- Возьми себя в руки!

Лев Борисович, неловко уворачивавшийся от ударов, успел-таки получить пару синяков. Когда буря утихла, а из спальни раздался звучный Гошин храп, старичок приобнял Верочку и произнес:

- Ухожу. Так жить просто невозможно.
- Постой, - запричитала Верочка. - Я с тобой!
- Нет! Сначала между собой разберитесь, - обрезал Лев Борисович.

Через полчаса Левушки уже не было в доме...
Вероника Павловна стала жить вдвоем с сыном. В доме наступил покой. Георгий исправно приносил зарплату и не доставлял проблем. Верочка следила за порядком и вела хозяйство. Быт наладился. Но почему-то снилась женщине по ночам сутулая скамейка под кустом сирени и золотой разлив заката... Сердце ныло. Хотелось увидеть Левушку, да страшно было: один раз уже не сложилось. Зачем бередить прошлое?

- У тебя глаза грустные, - заявил однажды Георгий. - Не заболела часом? Морщинок больше стало.
- Возраст свое берет. Старею, сын.
- Понятно, - произнес Георгий и задумался.

А в пятницу Вероника Павловна подобрала на улице бездомного котенка. Тонкохвостый, на жидких ножках зверек отчаянно плакал у входа в магазин. «Тепла не хватает, - подумалось женщине. - Возьму. Лишь бы Гоша не ругался!»
Вечером, когда в коридоре раздался шум, Вероника Павловна уже была готова к беседе.

- У нас новый жилец... - начала женщина и запнулась.

В комнату вошли Георгий и Лев Борисович.

- Ну что замерла, мать, - рассмеялся Гоша. - Встречай гостя.
- У, какой рыжий. Настоящим львом вырастет, - весело сказал Верочкин избранник, глядя на котенка. - Всех мышей на даче разгонит.
- Значит будет у меня еще один Левушка, - промолвила Вероника Павловна, приходя в себя...
- Мать, мы тут со Львом Борисовичем поговорили. Не прав я. Ты, как никто другой, заслуживаешь счастья, - сказал Георгий. - Я пока в его студии поживу. А там, глядишь, и к супруге вернусь. Мириться пора.