Они сидели с подругой на кухне и попивали чай из ведерного медного самовара с медалями.

- Значит, говоришь, бабушкой стала? Да-а-а... Приятное это, наверное, чувство? Я вот жду не дождусь, когда мой женится. Но ему не угодишь! Шибко грамотный... А радости-то, наверное, было, когда весточку принесли? Надо же - ты бабушка, - с восхищением произнесла она.

- Да какая радость? Радости поначалу не было никакой. Больше растерянности. Не знали что и делать! Ведь сынок, как шахтер-стахановец, досрочно на-гора выдал. Оно ведь как было-то? Сынок мой в холостяках засиделся. Университет в двадцать восемь закончил, потом работал - возраст... Но, бывало, дома не ночует. Мы с отцом спрашиваем: «Где ночевал?» А он: «У Мишки». У друга, значит. Раз не ночевал, два не ночевал, три... Ну ладно, думаю, попадешься ты мне.

Вот иду я как-то в центре по улице. Глядь - сынок мой несется с сумкой. Весь в раздумьях, глаза опустил. Подошла я к нему, взяла за руку и говорю:

- Все, хватит! Лопнуло мое терпение. Постоянно дома не ночуешь - меня позоришь! Хватит! Кто она? Веди меня к ней - хочу на нее посмотреть и поговорить! Давай, давай... веди! И не смотри на меня так - я все-таки твоя мать!

Он посмотрел на меня ошалело и говорит:

- Мам, может, не надо?

- Нет-нет, даже не уговаривай! Все решено! Веди!

Ну сын и повел. Прошли мы два квартала, повернули и вдруг... заводит он меня во двор роддома.

«Бог ты мой! - думаю. - Зачем в роддом-то? Может, она там работает?»

А у самой дрожь по телу пошла, от волнения зуб на зуб не попадает, голова кружиться начала. А он подходит к одному окну и стучит.

«Ангелы мои небесные, - думаю, - доигрался...»

И тут появляется у окна девица одна. Не в медицинском халате, а в пестрой ночной рубашке. Увидела нас - заулыбалась, засияла. Рукой нам показывает: подождите, мол, я сейчас... И сует в окно мальчонку. Им, оказывается, в тот момент детей кормить принесли. Мальчишечка краснощекий такой, бутуз настоящий. Видно, что крепыш.

У меня после этого в голове что-то щелкнуло, зажужжало, и еще больше качать меня начало. А та мальчонку унесла и рукой показывает нам: подождите, мол, я сейчас... Я обомлела: «Чего это она? Всю палату, что ли, нам хочет показать? Может, это шутка?» А та подносит к окну еще один запеленатый сверток - с девочкой! Двойняшки!

«Ай, аллах! Ангелы небесные... спаси и сохрани! Вот дела, - думаю. - А вдруг второго унесет и за третьим отправится?»

У меня аж ноги подкосились от неожиданности. Но она девочку повертела, личико нам показала и знаками дает понять, что кормить надо. Потом показывает на сумку и на вход: мол, туда передачу отдайте. Помахала ручкой и ушла.

Я стою и ничего не понимаю. Сынок передачку отдал и ко мне бежит:

- Мне по делам сходить надо. Тебя проводить или сама дойдешь?

Как можно в таком состоянии самостоятельно куда-то идти? Но я мужественно сказала, что дойду сама.

Как добралась до дома - не помню. Как пьяный возвращается к своему порогу на автопилоте, так и я в тот день была бабушкой на автопилоте. Дома достала таблеток-пузырьков... Через полчаса стала что-то понимать.

А муж сидит у себя за столом, словарями обложился, в тетрадки что-то выписывает и ухом не ведет. Дочке потихоньку рассказала. Та сначала очень обрадовалась, а потом задумалась: «Неужели я теперь тетя?» Как отцу сказать - не знаем. Это же какой скандал! Он сразу ругаться начнет: «Неужели не мог по-человечески все сделать? Нас позорит, как теперь людям объяснить?» - скажет.

В конце концов я решилась:

- Понимаешь, отец... тут такое дело...

Но муж даже не повернулся. Книжки свои листает, выписывает.

- У нашего сына дочка с сыном родились... Двойняшки! - выдохнула я, ожидая скандала.

Но муж даже очки не снял.

- От Мишки, что ли? - не поворачиваясь, спокойно спросил он.

- Я говорю... внуки у нас... вот, - робко добавила я. - Понимаешь? Я сегодня в роддоме была, видела ее и детей. Вот такие дела. Что молчишь? Скажи что-нибудь!

- А что я могу сказать? - спокойно ответил он. - Не я отец - у отца спрашивай! Ко мне-то чего пристала?

Затем помолчал и вздохнул:

- Ладно, когда придет, обсудим - как дальше быть.

Через три дня мы всей семьей встречали невестку с детьми из роддома. Она на голову выше сына. Отец не удержался, чтобы не пошутить:

- Интересно, как они целовались? Он табуретку что ли на свидания таскал?

Через неделю сын официально зарегистрировался. Детишки - прелесть! Я первый месяц каждый день к ним бегала. Не могла нарадоваться. Вот такая, Марья Дмитриевна, история. Так что давай своего подстегивай. Пора уже. В наши годы внуки - основная радость. Хотя, конечно, хотелось бы, чтобы все по-человечески было. Но ведь дети есть, внуки тоже... Значит, жизнь продолжается!