Даже не верилось, что еще два дня назад он крутил свою таксистскую баранку на казанских улицах, аж за две тысячи километров отсюда.

Он не поверил своим глазам, когда начальник подписал ему заявление на отпуск. И, пока тот не передумал и не отозвал назад, в тот же день собрал чемоданы и рванул к морю.

О, море! О, простор! Он мечтал о нем в холодные зимние ночи, когда до нутра промерзал в своей машине, и представлял себе лазурную водную гладь и обжигающий ноги пляжный песок. И вот оно, море! Васька лежал на пляже пансиона «Холодный ключ» и наслаждался. Наконец сбылась его мечта! Большой живот размером с мешок картошки прилично возвышался над головой и резко выделял его среди окружавших пляжников.

Душа его ликовала. В памяти пронеслись чьи-то строки: «...я видел море, и чайки мне на грудь садились...», и тело от этого наполнялось какой-то приятной бодростью.

Только что искупался, но нырнуть удавалось с трудом. Он заметил медуз в прозрачной воде, и ему захотелось посмотреть подводный мир, как в фильмах Кусто. Но вода при всякой его попытке нырнуть выталкивала тело как надувной матрас. И казалось, сами русалки не хотели пускать его в свое царство. Поэтому Васька, щурясь от солнца, прикрывал глаза и наслаждался легким покачиванием.

Внезапно кто-то пнул его по ногам; рядом упал пакет.

- Ой, извините, пожалуйста. Засмотрелся! - донеслось до него. Мужчина в шортах и с пакетом баночных напитков поднимался с песка. - Место высматриваю, куда бы приземлиться.

- Это заранее надо было в центре управления полетами побеспокоиться! - весело ответил Васька. - Ладно, посадочная полоса есть, посадку разрешаю, приземляйся! А то и поболтать не с кем. А вдвоем - веселее! Присаживайся...

- Мои друзья в Казани говорят: «Калякать - не мешки ворочать!» - поддержал новый знакомый.

- Так ты из Казани, что ли? - обрадованно спросил Васька.

- Нет, я из Кирова, но по работе не раз в Казани бывал, - все еще смущаясь и, чувствуя себя виноватым, ответил мужчина.

- Василий! - протянул Васька руку мужчине. Затем подумал, сделав паузу, и с гордостью добавил: - Селедкин...

- Алексей Петрович, - ответил тот, пожимая руку. - Можно Леша.

- Так мы почти земляки! Я сам из Казани! - оживленно произнес Васька, радуясь собеседнику.

- Ну, тогда за знакомство? - вопросительно сказал Леша, вынимая из пакета пару банок прохладного пива.

- Это будет кстати! - весело ответил Вася, и оба заулыбались.

- Тебя с твоим грузом на дно не тянет? - отпив несколько глотков, шутя, спросил Леха, показывая на живот. - Им, наверное, якорь удобно кидать на рыбалке. А я вот пиво попиваю, может, не так часто, конечно, а живот не растет.

- Проверено! - похлопывая себя по животу как по защищенному от взломов сейфу, гордо сказал Василий. - Лучше спасательного жилета! Я в пресной-то воде не тону, а из морской меня вообще выталкивает! Как бакен. Да и фамилия у меня соответствующая - рыбная!

- Тебя во время войны при форсировании использовать надо: пушки переправлять, - засмеялся Леха.

- У меня тут был такой случай, - глотая прохладное пиво, начал Васька. - Кореш, «погоняло» у него такое, друг мой, день рождения решил отметить. Пригласил на пикник. Собрались мы большой компанией и поехали к нему на дачу на Белые Горы. Это на Каме.

Ну, значит, расположились на зеленом берегу. Мангал, шашлыки... Жены поляну готовят, накрывают. Мы, пока дрова и шашлыки готовили, потихоньку праздновать начали. Меня с моей массой стаканом с ног не свалишь! Я и попиваю-закусываю. Веселье на поляне, все смеются. Дети в стороне в футбол играют.

Наелся я шашлыка, напился - жарко стало. Решил искупаться. Жена говорит:

- Куда ты, с пьяных глаз, в воду-то?

- Да сейчас я, освежусь только! - и пошел на берег.

Жена просит Кореша:

- Ты посматривай за ним, не случилось бы чего.

- Ладно, - говорит развеселившийся Кореш, - посмотрим.

Жена моя отошла к женщинам. Я полез в воду. Кореша все поздравляют, он через три минуты и забыл про меня. Словом, гуляют.

А я отплыл немного и лег на спину. На небо смотрю. И что-то так хорошо мне стало, расслабился и... уснул. А Кама в наших местах широ-о-о-кая...

Через некоторое время чувствую - меня волна по щеке бьет. Открываю глаза - я лежу на животе у самого берега, щекой прямо на песке и волна набегает. Поднимаюсь - никого нет. Ни пикника, ни веселья, и местность совсем другая. А меня, оказывается, течением уже на километров пять вниз унесло. Встал я, осмотрелся. Сообразил, что снесло меня, и пошел вверх по течению.

А на пикнике меня уже спохватились. Жена плачет, Кореша ругает. Позвали рыбаков, те баграми меня искать начали. Багрили, багрили - ничего не нашли. И слава богу, что не нашли. Затем жена сына моего в деревню послала за милицией. Приехали двое, протокол начали составлять, показания записывать. Решили водолазов вызывать. Связались с ними по рации...

Самым невозмутимым и спокойным из всех присутствовавших, наверное, Андрюха был. Видимо, потому, что четыреста долларов мне задолжал.

Часа через три-четыре, как уплыл, я в трусах появился из-за горки. Сын меня увидел и закричал: «Вон папа идет!» Жена меня увидела, подбежала, в грудь кулаками бьет, еще больше плачет, ругает... Милиционеры меня штрафовать собрались.

- За что? - спрашиваю. - За то, что не утонул? Или за то, что чуть-чуть не утонул?

Те постояли, головами покачали, развернулись и ушли недовольные.

- В общем, живот мой, как аэрозонд, наполненный гелием, все время меня наверх тянул и не дал утонуть, - закончил Василий.

- Тебе, наверное, в машине и подушки безопасности не нужны? - засмеялся Леха. - Пошли искупаемся, что ли? А то зажаримся как цыплята табака. Да и на ужин скоро...

- Пошли, - согласился Васька и, блаженно сощурившись, пошел по горячему песку, утопая по самую щиколотку.