В тот вечер Наташка предложила: «Девчонки, давайте погадаем? У моей бабушки есть валенки. Бросим один через забор, как в старину гадали».

Мы так и сделали. Дождавшись, когда бабушку сморил сон, взяли из сеней ее валенок, выбежали на улицу и бросили его подальше. Валенок взлетел в небо и исчез за высоким забором.

Как мы потом узнали, упал перед самым носом Олега Алексеевича, который в те дни тоже приехал из Казани в родную деревню погостить. Он поднял валенок, хотел было вернуть его, но передумал. «А вот не отдам», - решил он и отправился спать. А в это время мы тщетно пытались найти валенок в кромешной тьме. Но ни его, ни своего суженого не обнаружили.

- Как вам не стыдно?! - кричала в темноту Наташка. - Отдайте валенок! Бабулька же нас за него убьет! Она утром в валенках всегда корову доит.

Чтобы оттянуть час утренней расплаты, мы решили заночевать в бане. Баня была нетопленая, от досок у нас хрустели косточки. Но не до сна нам было не только из-за холода. Всю ночь напролет мы обдумывали, что бы такое бабуле сказать про ее исчезнувший валенок? На рассвете в резиновых сапогах на босу ногу и со вторым валенком в руках к нам ворвалась разгневанная Полина Федоровна.

- Где второй? - с ходу набросилась она на внучку.

- Не знаю!

- Я те щас дам «не знаю». Кто вчера гадал? Куда валенок подевали? Вставайте, будем искать.

Полусонные, мы поплелись за бабушкой в дом. «Откуда она узнала, что мы гадали?» - шепнула мне по дороге Наташка. Искать валенок не было ни смысла, ни желания, Наташка уже было раскрыла рот - решила раскаяться, как в дверь постучали. На пороге с валенком в руках стоял мужчина преклонных лет. Полина Федоровна оторопела.

- Вор! - рявкнула она и вырвала валенок из его рук.

- Полина Федоровна! Полинка! - произнес вдруг незнакомец и обнял бабулю.

Та вначале растерялась, а потом бросилась к нему на шею:

- Олег! Олежка! Неужели ты? Ты ведь в Казани...

- Все с Казанью! Через месяц на пенсию выхожу, в деревню возвращаюсь.

Потом, когда мы все вместе пили чай, узнали, что раньше Олег Алексеевич не только жил по соседству, но и ухаживал за нашей Полиной Федоровной. Но затем поступил в университет, устроился на работу, остался в Казани, но полгода назад умерла его жена...

Вечером перед сном Наташка ворчала: «Так ведь несправедливо. Гадали мы, а жених объявился для бабушки». Я успокоила подругу: «Ладно, мы себе его тоже найдем. Только каким-нибудь другим способом...»