В тот день они с Толиком собрались в кино и уже опаздывали на сеанс. Он первым выскочил из маршрутки и помчался к дверям кинотеатра. Как обычно, ему в голову не пришло подать Дине руку, чтобы помочь выйти из автобуса. Она спрыгнула на обледеневший поребрик, каблук подвернулся... Перелом ноги оказался непростым, и два месяца под домашним «арестом» было обеспечено.

Первое время Толик навещал чуть не каждый день, а потом все реже и реже. Однажды забежал взять диски с записями, как всегда, жизнерадостный, чем-то похожий на героя своих любимых фантастических боевиков. Правда, не слишком элегантно шмыгал носом. Сказал, что не привык всерьез относиться к мелким хворям. После его визита девушка свалилась с гриппом, и кашель как осложнение прицепился надолго.

Толик даже звонить перестал, видно, надоело ее плохое настроение. А каким ему быть, если тяжело болела еще и бабушка, а Дина, вместо того чтобы помогать матери за ней ухаживать, едва ковыляла по комнате.

Когда бабушка умерла, девушка не смогла вместе с матерью участвовать в неизбежных хлопотах с похоронами. Сама позвонила Толику, попросила помочь им. Тот удивился: разве она не знает, что он не выносит все эти кладбищенские дела? Тем более что некогда - в город приехал знаменитый на всю Европу путешественник автостопом и соглашается встретиться со студентами, устроить мастер-класс, поделиться опытом. Жаль, Дина не сможет участвовать. Она не удержалась, сказала, что он и без нее неплохо повеселится, ей известно от знакомых, кто в ее отсутствие составляет компанию Толику на тусовках.

Зачем было говорить ему это? Чтобы лишний раз услышать: «Детка, не усложняй! Выздоравливай, а там разберемся»?

Как ей надоела эта его коронная фраза: «Не усложняй»! Ею он отбрасывал все неудобные для себя вопросы и мчался дальше все с той же улыбкой победителя, перед которой мало кто мог устоять. Не устояла и Дина - они были вместе полтора года. Что называется встречались - назвать их отношения как-то определенней Дина затруднялась, а Толик, похоже, и не считал нужным задумываться об этом.

После похорон мама приводила в порядок бабушкину квартиру. Было решено сдать ее на время: будет легче платить за учебу Дины. Разбирая вещи, мама нашла коробку, закрытую стеклом. Это была очень старая коллекция бабочек. Покойный дед Дины в молодости увлекался энтомологией, ловил бабочек в окрестностях Казани и весьма гордился собранной коллекцией. В центре - крупная белая с черно-красным узором на крыльях. Чернила подписи так выцвели, что название не читалось. Мать сказала:

- А вот еще посмотри-ка.

И подала другую коробку, с крышкой. Там были пяльцы с натянутым батистом, пожелтевшим от времени, на нем нарисована бабочка. Под пяльцами лежал рисунок-схема на бумаге: та же бабочка, размеченная для вышивки, и пакетики с бисером - белого, черного и красного цвета. Вышивка была только начата, лишь намечен контур. Мама с грустью сказала:

- Они с отцом любили друг друга очень, наверное, в память о нем и хотела вышить именно такую... Жаль, почему-то не получилось.

Дине пришла в голову идея украсить похожей вышивкой новую тунику, которую связала себе, пока сидела дома. Будет напоминать о бабушке с дедом. Тем более что схема была понятной и бисер уже подобран.

Когда наконец вернулась в университет, еще немного прихрамывая, одним из первых, кто поздравил с выздоровлением, был все тот же Толик. Оказалось, несмотря на обиду, она соскучилась по нему, обрадовалась встрече. И в конце концов, он же не сделал ничего дурного. Другое дело, что не пошевелил пальцем, чтобы сделать хорошее. А почему ждала, что захочет сделать? Потому что для друзей, и тем более для любимых, делать хорошее хочется. А ему не хочется. Тогда кто она ему? Они сидели в буфете, Дина смотрела на его руку, державшую чашку с кофе, и думала, что мужчины взрослеют позже. Со временем осознает что к чему, наберется ответственности. И тогда, может быть... Но вряд ли с ней. А Толик говорил, как обычно, улыбаясь:

- Ведь бабушкина квартира, которая теперь твоя, она же в центре? К универу близко, с транспортом можно не заморачиваться. Так что давай, попробуем?

Она смотрела, с каким аппетитом он пьет плохонький кофе, и думала, до чего же все-таки ее к нему тянет, даже мозги отключаются. Вот что следовало бы сейчас сказать, если бы Дина была взрослой и разумной, а не бабочкой, снова готовой лететь на огонь, несмотря ни на что? Он бросил на стол ложечку.

- Ну что молчишь? Ты же хотела пожить вместе, чтобы отношения как-то определились? Ну?

Она опустила глаза, ответила тихо:

- Разве отношения не определились? Так что не усложняй...

И встала из-за столика. Через пару дней на улице Дина наткнулась на афишу, извещавшую об открытии очередной передвижной выставки: экзотические бабочки. Почему бы и нет, надо отвлечься, перестать думать об одном и том же. Тем более сегодня на ней та самая туника, вышитая бисером. В тему. Бабочки были прекрасны, но Дине их очарование казалось слишком мимолетным, обманчивым, как... Отвлечься не слишком получалось.

Пока обходила зал, заметила, что некто пристально рассматривает ее. Мужского пола и нестарый. В гардеробе, пока одевалась, подошел:

- Простите, пожалуйста, разрешите задать вопрос, правда, немного странный.

Дина кивнула.

- У вас бабочка вышита, и я хотел спросить: почему именно вот такой рисунок на крыльях? Понимаете, я этим занимаюсь давно и знаю, что в наших краях водятся подобные бабочки несколько иной разновидности, с рисунком попроще. Но есть сведения, что когда-то были и такие, как у вас, встречались на заливных лугах рядом с Казанкой. Сейчас этих лугов нет - затоплены, а бабочки исчезли. Вы простите, наверное, это лишь случайное совпадение, но уж очень рисунок похож...

Дина улыбнулась и рассказала, откуда прилетела эта бисерная бабочка, и даже согласилась показать ветхую коллекцию деда. Когда неделю спустя они выходили из маршрутки рядом с ее домом, любитель энтомологии по имени Николай вышел первым и подал ей руку, хотя девушка и была обута в обычные кроссовки. Дина подумала, что манеры у него неплохие и, может быть, стоит присмотреться к мужчине, к которому привела ее дедушкина бабочка. Как потом оказалось, стоило.