- Наталья Владимировна, - мягко начал беседу следователь. - Как же так случилось, что вы, интеллигентная, умная женщина, полезли с кулаками на 17-летнего юношу? Чем же он вас так обидел?

* * *

Началась эта история банально. Ее 15-летняя Дашенька влюбилась. Девчонка совсем потеряла голову, забросила учебу в школе. Если была дома, не расставалась с телефоном ни на секунду, до поздней ночи сидела в соцсетях, переписываясь со своим мальчиком. Утром телефон тренькал эсэмэской от ее любимого.

Накануне памятного Нового года Даша стала закидывать удочку маме по поводу того, чтобы провести праздничную ночь с Эриком у него дома.

- Его мама не против, представляешь! - радостно щебетала она, складывая учебники в школьный рюкзак. - Ты ведь тоже, да ведь, мамулечка?!

Наталья, глядя в широко распахнутые кошачье-зеленые глаза дочери, не смогла сказать ей «Нет», да и бесполезны тут слова. Она хорошо помнила свою первую любовь. Дашка - плод того безумного чувства. Однокурсник сделал ей ребенка, а сам, под давлением мамаши, отказался признать его. Но все же алименты удалось отсудить, а то совсем плохо пришлось бы 18-летней маме с младенцем на руках. Да и так несладко было.

Тот Новый год женщина встретила в компании со своей кошкой Маней. А под утро получила эсэмэску от дочери: «Мамуля, я тебя люблю. Я очень счастлива!»

Домой Даша вернулась только 1 января поздно вечером. Усталая и какая-то отстраненная. На все вопросы отвечала коротко: «Да», «Нет».

Перелом в отношениях мамы и дочери случился именно после Нового года. Дашка не слушала маму, что, мол, надо учиться, думать о будущем. Дочь демонстративно отворачивалась, всем видом показывая, что не хочет слушать.

Первый день весны преподнес неприятный сюрприз. Утром, выйдя к завтраку, бледная Даша сообщила маме, что ее тошнит по утрам и второй месяц нет того, что бывает у всех женщин. «Доигрались, малолетки!» - охнула в душе Наталья.

Что чувствует мама девочки-подростка в такие моменты? Страх, отчаяние, боль, ненависть к совратителю... В голове стучало: «Что делать?»

Дашка, поняв, во что вляпалась, сидела как прибитая. Улетучилась куда-то ее независимость, нахальство. Она стала похожа на ту 5-летнюю девчушку, которая, ударив коленку, заливаясь слезами, прижималась к маме.

«Убью гада!» - мысленно кричала Наталья, а сама молча гладила по спине рыдающую дочь. Потом тихонько отстранила ее, утерла слезы и сказала: «Звони Эрику. Он должен знать, что станет отцом».

Эрик, узнав, что Даша беременна, тут же отказался от своей причастности к этому. На дальнейшие звонки парень не отвечал. Через час позвонила его мама и тоном, не терпящим возражений, заявила, что ее сын никогда не признает отцовство. «Лучше следите за своей малолетней шалавой, мамаша!» - бросила она в трубку напоследок.

Наталья собралась в пять минут и уже через час была на пороге квартиры Эрика. Не ожидая увидеть в дверях маму Даши, парень вначале оторопел, но тут же принял вызывающую позу. Наталья принялась было взывать к совести парня, просила не бросать дочку, поддержать ее в это трудное время. Но он спокойно произнес: «Ноги раздвинуть большого труда не надо, справится». У Натальи потемнело в глазах. Мозг еще не успел среагировать, как ее кулак впечатался аккурат под левый глаз Эрика. Тот истошно закричал, на шум выскочила его мать... И так Наталья оказалась в кабинете следователя.

Закончив рассказ, Наталья судорожно перевела дыхание и замолчала. Следователь не торопился нарушить тишину. Он думал о своей 13-летней дочери, которая уже начинала выкидывать фортеля.

- Вы, Наталья Владимировна, идите сейчас домой, успокойтесь сами и успокойте дочь, - мягко сказал он женщине. - Вам грозит наказание за мелкое хулиганство, а это всего лишь штраф. Да и его, может, не будет. Я поговорю с заявительницей.

Следователь сдержал слово. Мама Эрика забрала заявление и больше никак не давала о себе и своем отпрыске знать. Да Наташе и некогда было о них думать. Ее заботила только Дашина беременность, ее подавленное душевное состояние. Едва закончился учебный год, Наталья оформила на работе административный отпуск, утрясла все вопросы со школой и увезла дочку к бабуле в другой город. Условия там были замечательные - домик в частном секторе на берегу озера.

За лето Даша успокоилась. Ребенок в животе развивался как положено. Мама с бабулей всегда были рядом, поддерживали. Даша стала чаще улыбаться и взяла за правило разговаривать с малышом (УЗИ показало, что будет мальчик). В начале октября она благополучно разродилась, и через месяц Наталья, ее мама, дочка и внук перебрались в Казань.

Промозглый ветер подгонял Наталью, торопливо возвращавщуюся из молочной кухни. Дома ее ждал маленький Димончик (так шутливо называла Даша сына), его молоденькая мама и прабабушка. Внуку (копии своего папы) шел второй месяц, он стал для Натальи центром Вселенной.

Наталья, не поднимая головы, шла по лестнице на свой этаж. Вдруг перед ней возник молодой человек, и она от неожиданности вскрикнула. Это был Эрик. В одной руке он сжимал букет, в другой - огромного белого мишку.

- Наталья Владимировна, не прогоняйте меня, - торопливо заговорил он, заметив в глазах женщины стальной блеск. - Выслушайте, дайте встретиться с Дашей и сыном.

Как же хотелось в этот момент Наталье наорать на него, вырвать цветы и хлестать, хлестать колючими розами! Но она спокойным голосом велела подождать ее в подъезде. Дома, отдав маме бутылочки со смесью (слава богу, Даша с Димочкой спали), женщина вышла к Эрику.

Тот сбивчиво, очень волнуясь, рассказал, что недавно узнал семейную тайну от прабабушки. Оказывается, мама родила его тоже в 16 лет. Родной отец, мамин одноклассник, отказался от сына. Родители отправили его учиться к родне в другой город в ближнее зарубежье. С тех пор о нем ничего неизвестно. Эрик признался Наталье, что испытал шок от осознания того, что поступил точно так же, как его биологический папаша.

Сейчас он хочет исправить ошибку, усыновить Диму и жениться на Даше. Наташа не могла понять, что творилось у нее на душе. Обида, гнев, жалость. И понимание того, что решать должна не она, а ее дочь. Наташа молча взяла из рук Эрика мягкую игрушку и подтолкнула его к дверям своей квартиры.