В какой-то момент он слишком глубоко погрузился в свои думы и натолкнулся на встречного прохожего. Это была довольно миловидная девушка, но лицо ее добра не излучало.

- Смотреть надо, куда идешь, - зло сказала она.

Девушка двинулась дальше, но вдогонку услышала:

- А у нас правостороннее движение.

Она на миг оглянулась, сверкнула молнией из глаз и пошла дальше.

Через несколько дней Артему предстояло участвовать в одном мероприятии, где должны были награждать айтишников. Он был программистом от бога, его ценили работодатели, и по случаю юбилея крупной фирмы он был назван одним из лучших в числе прочих программистов.

Мероприятие проходило довольно динамично, и, когда дошло до награждения, настроение у Артема отнюдь не испортилось, как это бывает от официальных мероприятий. Ему вручили грамоту и довольно тяжелый пакет с каким-то подарком. Какая-то девушка модельного типа проводила его до столика. Артем не смотрел на сцену. Но имя одной из награждаемых - Виолетта - заставило его поднять глаза. Парень был немало удивлен: это та, с которой он столкнулся на тротуаре. Приняв грамоту, цветы и подарок, Виолетта в сопровождении той же модельной девушки проследовала к его столику. Она мило улыбнулась молодому человеку, но, узнав, как-то сразу сникла.

Кроме них за столиком расположились две дамы, которые при посадке этот столик чуть не опрокинули. Тучноваты были дамы. Артем с Виолеттой переглянулись и отвернулись от стола, с трудом сдерживая смех.

Как-то само собой получилось, что молодые люди стали общаться. Обменялись телефонами, он несколько раз приглашал ее танцевать, они выходили подышать и болтали без умолку.

Когда Виолетта предложила сбежать, Артем охотно согласился. Они прогулялись по Баумана, затем поднялись к кремлю. Артем посмотрел на часы - приближалась полночь.

- Счастливые часов не наблюдают, - вздохнув, сказал он.

Виолетта внимательно посмотрела на Артема, улыбаясь лишь уголками рта:

- А ты счастлив?

- Да. Мне уже давно не было так хорошо, как сегодня... Как с тобой.

Она не смутилась, взяла его за руку, и они пошли опять в сторону Баумана. Оттуда на такси Артем доставил девушку домой, а потом поехал к себе. Войдя в квартиру, он позвонил Виолетте. Отвлекать разговорами не стал, лишь пожелал ей спокойной ночи и предложил встретиться завтра.

- Может, лучше сегодня? - игриво смеясь, спросила девушка.

Артем умолк, с трудом вникая в смысл ее слов. В ответ на его молчание девушка расхохоталась и сквозь смех по-левитановски произнесла:

- Московское время - один час десять минут.

Теперь уже пришел черед смеяться Артему.

Молодые люди стали встречаться каждый день, а днем непрерывно перезванивались. Они везде и всюду целовались, не говоря уже о том, что подолгу делали это при расставании. Все складывалось как нельзя лучше.

Однажды, когда они уже подходили к дому девушки, из-за угла вывалились трое пьяных молодых людей. Один из них отделился и, расставив руки, со словами «Вилка, радость моя!» пошел на девушку. Артем, не раздумывая ни минуты, схватил молодого человека за руку, вывернул ее и так крутанул парня, что тот, вертясь, докрутился до своих собутыльников, которые успели его поймать, когда он уже падал.

Пара двинулась дальше. Настроение у девушки резко упало. Она шла по правую руку от Артема, опустив голову. Он, пытаясь как-то разрядить обстановку, сказал:

- Иди с другой стороны. Женщины и собаки должны идти слева.

Он хотел еще что-то добавить, но Виолетта резко остановилась и, сверкнув глазами, тихо, но достаточно зло ответила:

- А я тебе не собака.

Она побежала и вскоре скрылась в подъезде своего дома. Артем стоял довольно долго, не в силах осознать, что произошло.

Все последующие дни он пытался дозвониться до своей любимой. Та не отвечала или сбрасывала. Эсэмэски тоже оставались без ответа. Он караулил ее у подъезда, но так ни разу и не увидел. Куда исчезла?

В здании, где она работала, было множество офисов, но узнать, в каком именно искать Виолетту, не удалось. Охрана справок не давала и за турникет не пускала. Однажды Артем решил подождать девушку. Он пришел задолго до окончания рабочего дня и, заняв позицию на другой стороне проспекта, стал ждать.

Виолетта уже собиралась домой, как стоящие у окна девушки-коллеги вдруг закричали и заойкали.

- Что там такое? - подошла она к ним с вопросом.

- Маршрутка въехала на тротуар и парня какого-то сбила. Смотри, куда его откинуло, - сообщила одна из девушек, чуть не плача.

Виолетта глянула в окно и сердце у нее оборвалось. Место происшествия было далеко, но куртку Артема она узнала сразу. И кинулась к выходу.

Забыв про лифт, Виолетта побежала по лестнице, перепрыгивая сразу через несколько ступенек. Выскочив на улицу, она увидела  скорую, но добежать не успела, машина уже отъезжала. Присев на поребрик, девушка заплакала. Впрочем, слезы быстро высохли. Виолетта стала искать телефон справочной скорой помощи, но вспомнила, что даже не знает фамилию Артема. Подумав, она набрала его номер. Не сразу, но ответил женский голос. Это была медсестра. Виолетта быстро и конкретно пересказала ситуацию и попросила сказать, в какую больницу привезли Артема. Через двадцать минут она была уже там.

Ей позволили с ним увидеться только на третий день, когда его перевели из реанимации в обычную палату.

Виолетта сидела у кровати и, держа руку Артема, шептала ему ласковые слова, просила прощения.

- Артем, милый, ты только приходи в себя, - плача, говорила она. - Я же люблю тебя. Если надо, я всегда буду ходить с левой стороны от тебя, как верная собака. Я тебя больше никогда не оставлю.

Она наклонилась и прижалась к его руке. Вдруг девушка ощутила, что ее гладят по голове. Она подняла глаза на Артема. Он смотрел на нее, болезненно улыбаясь:

- Ты делаешь мне предложение? - с трудом произнес он.

- Ну от тебя же не дождешься, - сквозь слезы ответила Виолетта.

Артем слегка притянул к себе девушку, и она прижалась к нему. Осторожно, боясь сделать ему больно.

- Я люблю тебя, - услышала она голос Артема. - Будь моей женой.

Она даже не ответила, а лишь крепко поцеловала его.

- Все, девушка, закончили, - послышался голос врача.

Виолетта встала, помахала Артему рукой и, выбегая из палаты, весело сказала врачу:

- Нет, доктор, мы только начинаем!