- Валерка, Валерка, вставай, ну вставай же скорей. Даньке плохо, - кричала она.

Валерий вскочил и, наскоро одевшись, выбежал на улицу.

С Данькой он познакомился несколько дней назад, а вот с его мамой Светланой их связывала детская и юношеская дружба, едва не переросшая в любовь.

Хотя Валерий был человеком городским, в этом деревенском доме у него прошла приличная часть жизни. Первый раз он попал сюда в годовалом возрасте. Умер дедушка, и мать посчитала, что бабушке будет одиноко, а ей с двумя детьми - сложно. Привезла «на время, пока бабушка успокоится», а прожил он тут аж до первого класса. После четвертого опять «сослали». Причину Валера уже не помнил, но прожил здесь еще четыре года. Наверное, прожил бы и больше, но десятилетки в деревенской школе не было, и его вернули в город. Потом он неоднократно приезжал сюда, считая этот дом родным, а бабушку - самым близким человеком. А как иначе, она же его вырастила и воспитала.
Накануне приезда он развелся. Мирно, уступая друг другу во всем, поделили с теперь уже бывшей женой имущество. Он оставил ей квартиру и новую машину, а старую «восьмерку», которая стояла в гараже и давно нуждалась в ремонте, себе. На бизнес, доставшийся ему по наследству от отца, которого он никогда не видел, бывшая супруга не претендовала.

По приезде он тут же отправился к речке, на свое любимое место. Здесь и рыбачил, и стишки, бывало, пописывал. Побыть в одиночестве на природе, как он любил, не получилось - его место было занято. Под ивой на одеяле расположился мальчик с планшетом в руках, а на любимом бревне, годами торчащим из воды, сидел человек с удочкой в огромном плаще.

Мальчик не удивился появлению незнакомца и поздоровался. На голос рыбак обернулся, поднялся. Из-под откинутого капюшона на Валерия глянули огромные женские глаза. Мужчина поздоровался и попытался объяснить, кто он и где живет. Молодая женщина усмехнулась: «Да знаем мы вас, Валерий Сергеевич. Мы же напротив живем».
Валерий смутился, ведь напротив жила его подруга детства.

- Светка? Ты?

- Что, изменилась? - улыбаясь, спросила она.

- Да... То есть нет... Волосы...

Она, взъерошив коротко остриженную голову, перебила:

- Пышную шевелюру пришлось состричь.

- Мама! - позвал мальчик.

- Да, Даня, я здесь, - Светлана подбежала к мальчику, достала что-то у него из кармана и побрызгала в рот. - Это мой сын Даниил.

Последнее было обращено уже к Валерию. Он хотел спросить, но женщина остановила его:

- Потом. Ладно?

Они стали собираться.

- Ты домой? - спросила Света.

- Хотел прогуляться.

- Это даже хорошо.

Увидев удивленный взгляд Валерия, Светлана добавила:

- Мы ведь уже не дети. Увидят вместе - пересуды пойдут, а мне здесь жить.

- Да-да, я понимаю, - закивал Валерий. - Но я, кстати, тоже собираюсь жить здесь.

- Ты? - Света была искренне удивлена. - У тебя ведь, кажется, семья, фирма процветающая?

- Я развелся, а на работу буду ездить отсюда. Вот только машину починят.

Валерий наблюдал, какой эффект произвел этой информацией на Светлану. Но та только кивнула и, взяв за руку сына, двинулась в сторону деревни.

Гулял Валерий недолго, оставляя самые «вкусные» места на потом. Дома бабушка затеяла пироги, а он пошел осмотреть хозяйство. Подлатал крышу сарая и принялся за калитку. Даньку заметил не сразу, скорее даже почувствовал его взгляд. Подошел к нему.

- Один дома?

- Один, - нехотя ответил мальчик.

- Так, может, ты мне поможешь? - спросил Валерий.

- Давайте. Только мне нельзя поднимать тяжелое.

- Понял. Учту.

Они повозились у калитки, где больше разговаривали, чем работали. Мальчик оказался необычайно эрудированным, с ним Валерию было интересно. Закончив с калиткой, пошли в дом. Там за пирогами их интеллектуальные беседы продолжились, к ним временами подключалась и бабушка. Идиллию прервал звонок мобильника в кармане Дани.
- Да, мам, - проговорил он в трубку. - Нет, я у бабушки Тоси. Ничего не делаем. Пироги едим. Тебя вот тоже приглашают. Нет. Вроде нет. Хорошо.

Даня закончил разговор и сообщил:

- Мама скоро придет. Мне пора.

Задерживать его не стали. Всучили пирогов для мамы, предложили заходить почаще. Когда он ушел, Валерий не удержался от вопроса:

- Что с ним, бабуль?

Та ответила не сразу.

- Что-то с легкими у него.

- А что именно-то?

- Да я разве вспомню? А если и вспомню, то не назову. Операцию ему надо делать дорогущую, это вот я точно знаю.

- Операцию? - растерялся Валерий. - А отец мальчика?

На этот вопрос бабушка лишь развела руками.

Остаток дня Валерий провел в смятении. Мысли его вновь и вновь возвращались к мальчику и его маме. «Эх, Светка, Светка! Как-то не сложилось у нас с тобой врозь...» Вечером он не решился зайти к ней, отложив разговор на завтра. А наутро...

Возле дома Светланы металась ее соседка.

- Скорая едет! - крикнула она Валерию, но тот уже вбегал на крыльцо.

Светлана сидела полураздетая на кровати сына, крепко прижимая его к себе. Она была близка к истерике. Валера не успел ничего спросить, как подъехала скорая, в комнату вошли люди в белых халатах. Мужчина отошел и будто в каком-то вакууме слышал разговоры, рыдания... Но вот врач отвел Светлану в сторону, и Валерий уже явственно услышал:

- Медлить больше нельзя. Вы нашли деньги?

Вместо ответа послышались рыдания Светланы. Доктор подозвал медсестру, и тут к нему буквально подскочил Валерий.

- Сколько нужно? - довольно резко спросил он.

Доктор посмотрел на него недоверчиво, но потом, не отводя взгляда, назвал сумму. Валерий сумме не удивился. Он выскочил на улицу и стал кому-то названивать.
Разговор происходил конкретный.

- Ты хотел купить у меня бизнес? - почти кричал в трубку Валерий. - Я продам. Но сегодня. Сейчас. Готов? Договорились.

А через неделю он заехал на своей «восьмерке» в больницу, где во дворе на лавочке его ждали выздоравливающий Даня и его мама. После дежурных реплик Светлана сказала:
- Валер, я понимаю, что это с твоей стороны огромная жертва. Но у тебя же ничего не осталось. А я... Я никогда не смогу с тобой расплатиться.

Он вздохнул:

- Деньги, Света, здесь ни при чем. Есть вещи поважнее. Да и осталось у меня многое. Например, вы. Ты и Даня.

Валерий помолчал, а потом добавил:

- Я это только сейчас понял!