Виктор автоматически бросил пакеты и побежал в сторону соседнего дома. Вблизи картина стала более понятная и от этого еще ужаснее: женщина стояла на краю рамы или перил балкона восьмого этажа, с трудом сохраняя равновесие. С соседнего балкона старушка визгами увещевала ее спуститься оттуда. Во двор уже въезжала машина МЧС. Какая-то внутренняя сила толкнула Виктора, он рванул в подъезд, еще по дороге просчитав квартиру той самой старушки-соседки, и вскоре уже стоял на ее балконе на расстоянии вытянутой руки от «суицидницы».

Женщина слегка повернула голову в его сторону.

- Уходите, - прошептала она. - Я все равно это сделаю. Мне только шаг сделать.

- Зачем? - как можно спокойнее спросил он.

Она переставила ноги и ответила, глядя в небо:

- Неинтересно.

Виктор усмехнулся:

- Тоже мне причина. Мой отец покончил с собой. Но его можно было понять...

Он не договорил - в квартире женщины раздался какой-то шум, на который та обернулась. Этого хватило, чтобы Виктор каким-то странным кульбитом, держась за перегородку, перемахнул на соседний балкон. По пути он сумел сдернуть женщину с окна, и оба рухнули на какие-то мешки.

Ситуация разрешилась не до конца. Это Виктор понял, как только поднялся. Надо было открыть дверь эмчеэсовцам и врачам скорой, но оставлять женщину одну было опасно: она рыдала и неизвестно, чем бы это могло закончиться. Решение пришло разом. Он поднял женщину, перекинул ее через плечо и с ней дошел до двери. Открыл ее, впустил всех, затем отнес страдалицу на диван. У него поинтересовались, нужна ли помощь, записали его данные, после чего он отправился домой, отбиваясь от телерепортеров.

На следующий день Виктор вынужден был пообщаться с доброй половиной коллектива фирмы, где он работал. Оказывается, о том, что произошло вчера, сообщили в новостях и назвали его героем. Поняв, что работать ему не дадут, он разузнал все о вчерашней героине происшествия и отправился к ней в больницу.

- А-а, спаситель, - не слишком приветливо встретила его женщина.

- Здравствуйте, Ольга, - сказал Виктор.

- Разузнали? - усмехнулась она. - Ну конечно, я же, наверное, во всяких «чрезвычайках» уже засветилась.

Посетитель промолчал и стал выкладывать на тумбочку фрукты.

- Это вы зачем? - недовольно проговорила Ольга. - Мне ничего не надо.

- Да бросьте вы, не с пустыми же руками...

- А я вас не просила приходить ко мне, - перебила его женщина. - Вы же уже исполнили свой долг.

Она сидела на кровати, Виктор присел на табуреточку напротив.

- Ну что вы ерничаете? - спокойно сказал он. - Мне хотелось узнать, все ли с вами в порядке.

- В психушку, как видите, не определили.

- Ну и слава богу! Меня, кстати, Виктором зовут.

Он поднялся и уже дошел до двери, как женщина его остановила.

- Подождите. Вы что-то говорили про своего отца.

Виктор вернулся на прежнее место.

- Зря, наверное, - вздохнул он. - Никому и никогда не говорил.

Он помолчал, поправил зачем-то ее одеяло и продолжил:

- Я его не оправдываю, но... понимаю, что ли...

И он почти тезисно рассказал ей, что мама страшно ревновала отца. Тот терпел долго, а когда дети обзавелись своими семьями, ушел от нее к другой женщине. Мама не хотела с этим мириться и стала наведываться в новое место жительства своего мужа, требуя вернуть его. Причем требования были адресованы не только разлучнице, но и ее детям. Именно дети в конце концов и высказали отцу, что они не желают почти ежедневной нервотрепки себе и матери. Отец вернулся. Но дальнейшая жизнь в своем доме стала абсолютно невыносимой: мать с утра до вечера мучила его своими упреками, издевательствами и прочими неприятными вещами. И он не выдержал.

- Как он это сделал? - выслушав, спросила Ольга.

- Разве это важно? - Виктор встал и прошелся по палате. - Он наглотался таблеток. А я при прощании дал себе слово, что никогда не сделаю такого.

- Но бывают же причины... - как-то неуверенно произнесла женщина.

- Нет! - Виктор резко остановился. - Не бывает! Каждый придумывает себе повод. Вот у вас какая причина?

- Ну, я... Что я?.. - Ольга растерялась. - Мне стало как-то неинтересно жить. Муж меня давно бросил. Дочь... Ей четырнадцать...Она уже три года, как живет в Москве с отцом. Сказала, что ей со мной скучно. А я отпустила. Просила ее вернуться, она мне такого наговорила... И осталась я одна.

Виктор подошел к ней, полагая, что она сейчас разрыдается, но Ольга только помахала рукой, как бы говоря, что все в порядке.

- Одна, говорите? - Виктор присел. - А друзья, подруги? Любимый человек, наконец?

На последних словах Ольга усмехнулась.

- Ну хорошо. А на работе?

- О-о, работа... это как раз последняя капля была. Уволили меня.

- А кем вы работаете? Работали?

- Бухгалтером. Чему вы улыбаетесь?

- Да анекдот вспомнил.

- Самое время.

- Нет, вы знаете, в тему. Возвращается бухгалтер домой и, улыбаясь, сообщает жене, что его уволили. «Чему ты радуешься?» - спрашивает она. «А других посадили!» - отвечает тот.

Ольга улыбнулась:

- Может, это и про нас.

- Знаете что, Ольга, - Виктор опять поднялся. - А давайте я буду вашим другом?

Женщина от неожиданности даже рот приоткрыла.

- Такого мне еще не предлагали.

- Вот видите, это шаг к новой жизни! - радостно прокричал он. - А с работой я, кажется, вам смогу помочь.

Лицо Ольги засветилось радостью.

- Но мне еще надо выйти отсюда, - сказала она.

- Ну, это не за горами, - весело сказал Виктор. - А пока я буду вас навещать. Каждый день.

- Каждый?

- Да. А вы что, против?

- Против того, чтобы дружить, или против посещений? - спросила женщина.

- Одно вытекает из другого. Ну что, договорились?

- Договорились!

- Тогда до завтра?

- До завтра.

Она поднялась и, подойдя к нему, сказала:

- А вам спасибо. Вы, оказывается, не только герой, но и хороший психолог.

- Да мне цены нет, - пытаясь скрыть смущение, сказал он.

«А может, и так?..» - подумала Ольга, когда дверь за Виктором закрылась.