Работа, по словам Сашки, была не бей лежачего: приходишь, запираешь все двери, гасишь свет и ложишься спать. «На предмет самовозгорания», - почему-то добавлял он. Еще брат со смехом признавался, что так сладко, как на рабочем месте, ему не спалось больше нигде и никогда. Только когда ожидался визит строгого проверяющего, прикорнуть удавалось совсем ненадолго.

В одну из таких смен все и началось. Сашка был полон мрачной решимости не сомкнуть глаз хоть всю ночь, так как сон во время дежурства грозил ему штрафом в целых 500 рублей - немалая для него сумма по тем временам. В общем-то нет ничего страшного в том, чтобы не поспать ночку, особенно для молодого крепкого парня. Если бы не одно «но»: накануне брат тоже бодрствовал - просидел за новой компьютерной игрой до утра. Рассчитывал отоспаться на работе. Словом, весть о предстоящем визите дотошного инспектора спутала все его планы.

В надежде побороть сонливость Сашка вооружился фонариком и обошел все помещения. Это немного помогло, но ровно до того момента, как он вернулся в комнатку охраны и опустился на потертый жесткий диванчик. Глаза тут же начали слипаться. Тогда он пересел за стол и налил себе крепкого, как деготь, чая. Это придало бодрости еще минут на 20, затем веки вновь поползли вниз. Сашка опять отправился с обходом по коридорам, потом заварил еще стакан чая, выпил. Совершая этот нехитрый алгоритм, он кое-как дотянул до середины ночи. Естественно, в конце концов это ему надоело. Между тем спать хотелось зверски, голова переставала соображать, а проверяющий все не показывался.

Так вышло, что я тоже бодрствовал в ту ночь - из-за той же самой игры. Было около трех часов, когда я получил СМС от брата: «Сейчас отрублюсь. Что делать?» Неохотно оторвавшись от компьютера, я набрал: «Чаю выпей». В ответ пришло: «Еще варианты?» Вздохнув, я отправил: «Завел бы ты себе уже девушку, Сань». «Чем это поможет?» - «Тебе, может, и ничем. А мне - очень даже. Будешь ее по ночам доставать, а не меня».

Сашка воспринял мои слова как руководство к действию. Зарегистрировался на сайте знакомств и приступил к делу. Процесс быстро увлек братишку, он вошел во вкус, и желание спать отступило.

Девушку звали Настей. Ей было 18 лет, она училась на втором курсе. У нее были рыжие волнистые волосы, огромные зеленые глаза и веснушки на вздернутом носике. Она любила книги Филипа Дика и фильмы Дэвида Линча, рисовала акварелью и сочиняла стихи. Брат прообщался с ней до самого утра, позабыв про время и своего проверяющего. Который, к слову, так и не приехал. К утру вдруг выяснилось, что Настя живет вовсе не в Казани, а в Иркутске - что-то Сашка там напутал в поисковике. Парень приуныл. Весь следующий день он ходил тихий и задумчивый. А вечером собрался с духом и поведал мне о своей непростой ситуации.

- Иркутск?! - воскликнул я. - А чего не Владивосток-то сразу? К чему мелочиться?

Саня надулся.

- Ладно, - сдался я. - Что намерен делать?

Он не знал, что делать.

- Поезжай, - просто сказал я.

Брат просиял, словно ему самому эта мысль в голову не приходила. И начался обратный отсчет. Было начало июня, и Сашке предстояло закрыть сессию. Что он с успехом проделал, несмотря на то что все свободное время проводил в виртуальном общении со своей возлюбленной. Затем наступил июль, и Саня укатил на двухнедельную практику в поле. Не знаю, как он провел эти две недели без связи с Настей, но когда вернулся, загорелый и исхудавший, то первым делом полез в интернет.

И вот наконец пришел август. Сашка взял на работе первый за два года отпуск и купил билет до Иркутска на проходящий поезд Москва - Улан-Удэ. На следующий день, вернее, ночь, в начале первого мы попрощались на перроне вокзала. Саня отправился в свое незабываемое путешествие. Через три дня я получил СМС: «Все в порядке. Доехал нормально». Еще через три по электронной почте пришла фотография: Сашка и Настя на берегу Байкала. Я вздохнул с облегчением. Все складывалось хорошо.

Дни шли один за другим. Раскаленный летний воздух остывал, сменяясь прохладой приближающейся осени. Первые пожелтевшие листья, осыпавшись с тополей, украсили тротуары. На носу маячил новый учебный год, а от брата между тем не было никаких вестей. Но однажды утром раздался телефонный звонок. Сняв трубку, я услышал бодрый голос Сашки:

- Здорово, старик! Только что взял билет на завтра. Прибуду первого числа в девять по Москве.

Утро 1 сентября выдалось пасмурным и прохладным. Я стоял на перроне, ежась под мелким моросящим дождем. Поезд прибыл точно по расписанию. Схлынула суетливая толпа, и я увидел брата. Он приветливо помахал мне рукой и пошел навстречу.

Через час мы уже сидели на кухне и пили кофе. Сашка болтал без умолку, рассказывая о Насте, их прогулках по городу и поездке на Байкал. Под конец же помолчал и сказал негромко:

- Знаешь, а она не поехала провожать меня на вокзал. Сказала, долгие проводы - лишние слезы.

- Ну и правильно, - ответил я. - Я тоже ненавижу долгие прощания.

И брат расслабился. Дни потекли своим чередом. Саня вновь погрузился в учебу, втайне ожидая новогодних праздников - после зимней сессии Настя должна была приехать в Казань с ответным визитом. Но однажды вечером в середине ноября он пришел домой мрачный и молчаливый. На мой вопрос, что случилось, молча протянул свой телефон. Там было лишь одно сообщение от Насти: «Не могу сама тебя бросить. Помоги мне, пожалуйста».

- И что ты ответил? - спросил я.

- Я ответил: «Прощай».

- И все?

- Долгие проводы - лишние слезы, - сказал Сашка.

Прошли годы, брат давно перестал вспоминать эту историю. Он закончил университет и аспирантуру, защитил диссертацию. Студенты зовут его Александром Ивановичем, а студентки смотрят на него влюбленными глазами. Два года назад Сашка женился, и недавно у них с женой родилась дочка. Девочку назвали Настей.