Нестандартная красота и умный взгляд буквально сразили его, когда он увидел девушку на фотографиях с какой-то выставки. Лина (так ее звали) была довольно известным живописцем, писала в основном пейзажи. Все это Юра нашел в интернете, а для себя определил, что картины Лины так же прекрасны, как и она сама, о чем ей и написал.

Юра выскочил на улицу. На ходу уже подумал, что надо было дождаться окончания этой демагогии и познакомиться с девушкой. Не успел он себя отругать, как увидел ее. Лина выходила из здания и кого-то высматривала. «Не судьба», - подумал Юрий и хотел было ретироваться, как вдруг услышал:

- Куда же вы так быстро убежали?

Перед ним стояла Лина. Она была серьезна, и только губы слегка подернулись улыбкой.

- Я? - мужчина смутился лишь на мгновение, но быстро взял себя в руки. - Скучно там. А вы?

- То же самое. В виртуальной жизни вы более активны и смелы. Даже комплименты мне делаете, а тут вдруг взглянули и убежали.

- Да я, собственно… Как-то…

- Ну да, не будучи представленным и так далее. Так?

Он улыбнулся. Далее слова были не нужны.

В тот вечер они долго гуляли, торопясь поделиться самым сокровенным, долго целовались при расставании. Это было началом их романа, который развивался необычайно бурно. Лина уже собиралась переехать к Юре, как случилось что-то совершенно ему непонятное. Девушка пропала на три дня. Потом объявилась вся какая-то потерянная и после нескольких ничего не значащих фраз предложила расстаться. Юра даже не стал спрашивать, отчего и почему, и она исчезла. Отовсюду.

Юра не искал Лину. Не из гордости. Он понимал, что у нее была веская причина для разрыва. В раздумьях и воспоминаниях о девушке прошло восемь месяцев. Телефонный звонок вернул Юру в реальность.

- Привет! - прозвучало в трубке. - Ты знаешь, где сейчас Лина?

Юра молчал. Что-то тревожное кольнуло внутри.

- Юр! Ты меня слышишь? Она в больнице.

- Как? Что?..

- Короче, так. У нее была обнаружена опухоль, ей сделали то ли две, то ли три операции...

- А сейчас? Где она сейчас? - кричал Юра в трубку.

Через час он уже оказался в больнице. Лина была на процедурах, а он разыскал лечащего врача. Тот пригласил Юрия в ординаторскую и, прежде чем начать разговор, заставил выпить что-то мерзкое в мензурке.

- Это чтобы вы спокойно меня выслушали. Вы ей кто?

Юрий с ответом не медлил.

- Я люблю ее.

Доктор покивал головой.

- Ясно. Видимо, вас она и боялась здесь увидеть. Показаться, так сказать, в не очень презентабельном виде.

Юрий хотел что-то сказать, но доктор перебил его.

- У меня мало времени, - начал он. - Самое страшное позади, но будут немалые трудности. Для полной реабилитации ей нужен покой, уход. Ну и… любовь.

Доктор помолчал, потом продолжил:

- Понимаете, родственники не желают ей заниматься. Намекают на хоспис.

- Как хоспис? Это же для неизлечимых больных, а вы сказали, что она выздоравливает...

- В том-то и дело…

- Вот сволочи! - зло прошипел Юра и добавил много непечатного. Почти про себя, но доктор услышал.

- Я сказал примерно то же самое, - добавил он.

- Доктор, а я могу ее забрать? - спросил Юрий.

Тот усмехнулся.

- Она свободный человек и вольна распоряжаться собой. Но должен вас предупредить, что вам будет нелегко.

- Ничего, - решительно заявил Юрий. - Лина будет жить у меня, и я дам ей все что нужно. Выписывайте ее.

Доктор повеселел.

- Не спешите, - он похлопал Юрия по плечу. - Через неделю, не раньше. А пока… Обговорите этот вопрос с ней. А вдруг не согласится?

- Понял. Можно к ней?

И, получив разрешение, Юрий помчался в палату.

Он не сразу узнал Лину, исхудавшую, измученную болезнью и процедурами. Но глаза остались такими же лучезарными, и она была все так же красива.

- Это ты? - дрогнувшим голосом произнесла она, но из глаз не вытекло ни слезинки. Казалось, плакала душа.

Юрий встал на колени возле кровати и прильнул губами к ее руке.

- Прости меня, - тихо произнес он.

- Что ты, - Лина опустила свободную руку ему на голову. - Это ты меня прости. Я, наверное, должна была все объяснить, но очень боялась…

- Что я откажусь от тебя? Никогда этого не будет, слышишь? Никогда.

Он пододвинулся к ней поближе.

- Тебя скоро выпишут. Я предлагаю две вещи. Во-первых, выходи за меня замуж, а во-вторых, переезжай ко мне.

Она улыбнулась:

- А можно наоборот?

- Можно, - радостно ответил Юра и нежно обнял Лину.

Она немного отстранила его.

- Юра, - сказала она, - ты, может быть, не все знаешь или до конца не осознаешь. Я ведь пока живой труп, ничего сама не могу. А у тебя не получится одновременно ухаживать за мной и любить так, как прежде. Если уж родные…

- Не думай об этом, любимая, мы все с тобой выдержим.

Далее все происходило по Юриному сценарию. Их расписали прямо в больнице - помог доктор. Переехали они не в квартиру, а в деревенский дом, оставшийся в наследство от бабушки. Юрий посчитал, что на природе Лине будет лучше. Начался период реабилитации.

Было сложно, но Юрий и не думал, что будет легко. Два раза в день, если позволяла погода, он вывозил Лину в лес или в поле. Она заметно оживала, приходя в норму. А когда попросила съездить в мастерскую и привезти мольберт, кисти, краски, холсты, он понял: болезнь ушла.

Однажды, вернувшись с прогулки, они застали у крыльца дома родственников Лины в сопровождении художника-портретиста Коли. Коля о чем-то яростно с ними спорил.

- Линочка, мы за тобой, - прощебетала одна из незваных гостей. - Пора возвращаться домой.

Лина сидела в кресле, опустив голову. Она улыбалась.

- А я дома. И останусь здесь, со своим любимым мужем. Который, кстати, не бросил меня в трудную минуту.

Она показала Юрию, что пора в дом, пригласила Колю на чай, но вдруг спросила:

- Кстати, а чем вызван ваш приезд?

- А вот чем! - радостно ответил Коля.

Он достал из кармана журнал, открыл на нужной странице и протянул Лине.

В статье говорилось, что все картины Лины с последней выставки куплены одним коллекционером. Названа и заоблачная для простых смертных сумма покупки.

Реакцией был громкий и заливистый смех Лины.

- Ну, что ж, - наконец сказала она. - Будет что оставить детям. Так ведь, Юра?

В ответ Юрий только обнял и поцеловал жену.