Ирина пила уже второй стакан воды и только махала рукой. Напившись, она опять закричала:

- Нет, но вы подумайте!

На шум пришел муж Игорь.

- Ты что раскричалась? - спросил он.

- Что? - резко завизжала жена. - Что? Моя мама сошла с ума.

- Ну, это услышал не только я, но и весь дом, похоже, - муж был спокоен. - В чем это выражается?

- В чем? Моя мама выходит замуж.

Эффекта, которого Ирина, видимо, ожидала, не получилось. Все молча смотрели на эпицентр шума, не говоря ни слова.

- Вы что, не понимаете? - искренне удивилась Ирина.

Слово взял глава семьи.

- Послушай, - начал он. - Что тут такого? Твоя мать уже десять лет как вдовствует. Скорее всего, встретила человека, с которым ей хорошо и интересно. Что…

- Какого человека? - перебила его жена. - В ее-то годы? Если интересно, можно в кино сходить, в зоопарк. Замуж-то зачем?

- А че такого-то? - четырнадцатилетняя Даша была сама непосредственность.

- Действительно, - поддакнула ей восьмилетняя Маша.

- Что-о? - грозно прогремела Ирина командирским голосом и обвела всех испепеляющим взглядом.

Игорь тут же остановил надвигающуюся грозу.

- Эскадрон, смирно! Всем молчать! - игриво прокричал он и усадил жену на стул.

- На, попей, - сказал Игорь, наливая жене воды.

- Я что, верблюд? - уже спокойно ответила та. - И так уже…

Дочери заулыбались, потому что знали: у мамы бывают всплески раздражения и негодования, но они быстро проходят. Так случилось и в этот раз. На фразу мужа «Ну, давай рассказывай» Ирина отвечала уже спокойно:

- Позвонила маме, говорю: «Я в аптеке. Тебе что-нибудь надо?» Она отвечала невпопад, я, естественно, забеспокоилась. Бегом к ней. Она, вся такая цветущая и смущенная, вдруг мне заявляет: «А я замуж выхожу».

Ирина прервалась на время, будто заново переживая тот самый момент, потом продолжила:

- Я ей: «Как? Почему?» Она мне: «Ну не век же мне одной куковать?» Представляете?

Слушающие не представляли, потому что явно не разделяли беспокойства жены и матери. Это и выразил глава семейства.

- Не понимаю, что тебя так взволновало, - пожал плечами Игорь. - Кстати, а кто он, ее избранник?

- Какой избранник? - опять взорвалась Ирина. - Я не допущу этого!

Муж подошел к ней, приобнял за плечи.

- Успокойся. Во-первых, ничего еще не произошло, а во-вторых, это все-таки ее личное дело. Ты мне не ответила, кто он.

- Я не знаю, - устало выдохнула Ирина. - Обещала познакомить. В следующую субботу. Мы приглашены в гости.

- Ну, вот видишь. Там все и выяснится…

- Ты думаешь, я выдержу эту недельную пытку? - перебила Игоря жена.

- Может, перейдем к воскресному ужину? - дипломатично перевел разговор глава семейства. - Дашка какую-то фигню замутила.

- И вовсе не фигню, - деланно обиделась дочь.

Во время ужина информация о замужестве Екатерины Петровны, матери, тещи и бабушки, казалось, забылась, но по окончании чаепития любознательная Маша вернула всех к теме.

- А если у бабушки родится кто-нибудь, он нам кем будет? - задала девочка вопрос, которым, кажется, добила свою мать окончательно.

Игорь поспешил увести жену, не дав развернуться новой дискуссии, и предложил всем успокоиться до выяснения обстоятельств.

Неделю семья находилась в состоянии нервного стресса. Девочки факт предстоящего бракосочетания приняли с интересом и могли бы быть спокойны, но всплески эмоций матери приходилось гасить, что требовало определенных нервных затрат. Игорь же был настроен иронично, хотя при жене был выдержан и шуток по этому поводу не отпускал.

Но самое главное - находился всегда на страже успокоения супруги. И вот наступила долгожданная суббота.

Дверь гостям открыла Екатерина Петровна, но тут же в прихожей возник человек огромного роста.

- Евгений Сергеевич, - представился он.

Игорь представился сам и представил свое семейство. Женщины скрылись на кухне, девочки расположились на диване и с нескрываемым любопытством стали рассматривать кандидата в родственники. Мужчины потоптались и решили выйти покурить на балкон. Там выяснилось, что оба некурящие, и это моментально позволило убрать невидимый барьер, возникающий в подобных ситуациях. В комнату они возвратились уже как добрые знакомые.

В кухне все начиналось по-другому.

- Ну, мам, удивила! - всплеснула руками Ирина, как только они переступили порог кухни.

- Подожди, подожди, - Екатерина Петровна обняла дочь. - Не руби с плеча…

- Нет, мам, ты что, любишь его? - возмущенно спросила дочь.

Мать ответила не сразу. Отошла к окну, присела.

- Я любила твоего отца. Как могла. И честно прожила с ним все эти годы. Ты знаешь, мы почти не ругались… Но чего-то не хватало, мы оба это чувствовали.

- Мам, - дочь потянулась было к ней.

- Нет, нет, подожди, я хочу, чтобы все было честно. Я ведь и не думала, что когда-нибудь не то что даже полюблю, а вообще посмотрю на кого-то с симпатией. А тут вот раз, и… Да, Ириш, я его люблю. И мне в моем возрасте не стыдно в этом признаться. А он… Он надежный.

Екатерина Петровна замолчала. Дочь ждала продолжения, чувствуя, что это не все, о чем хотела сказать мать. И дождалась.

- Мы пока не решили, где будем жить, здесь или у него, - произнесла Екатерина Петровна. - Но насчет квартиры не беспокойся, она остается за Дашей и Машей.

- Мама! - дочь кинулась к ней. - Как ты могла подумать?

Ирина обняла мать и заплакала. Ей было стыдно, ведь именно о квартире она думала всю неделю.

В кухне они пробыли довольно долго, но вернулись обе умиротворенные. За столом Евгений Сергеевич официально объявил о предстоящем бракосочетании и, обращаясь к гостям, дал им слово любить и беречь свою будущую супругу. После этой фразы праздничная трапеза превратилась в веселый семейный ужин. Прощаясь, и гости, и хозяева наговорили друг другу кучу любезностей и надавали столько же обещаний. Словом, все остались довольны.

Казалось, все было хорошо, но, когда супруги укладывались спать, Ирина разрыдалась в подушку. Игорь был в недоумении.

- Скажи, - сквозь слезы проговорила супруга, - я плохая жена?

- Да ты что? - искренне удивился муж.

- А дочь я отвратительная, - уже спокойно констатировала Ирина. - Я эгоистичная дочь, которая подумала прежде всего о квартире, а не о личном счастье своей матери. Понимаешь? А она имеет на него право, как никто другой. Я-то это хорошо знаю.

Игорь обнял жену и попытался убаюкать. Она, казалось, уже засыпала, как вдруг спросила:

- Игорек, а ты меня за это не разлюбишь?

В ответ он только сильнее обнял ее.