А тремя неделями ранее в квартире Старостиных раздался звонок. Дверь открыл глава семьи Леонид Степанович. На пороге стояла девушка лет восемнадцати с копной рыжих волос.

- Здрасьте, дядя Леня! - весело прощебетала она.

- Здрасьте, - вяло ответил ей хозяин квартиры.

- Здрасьте, тетя Оля! - тем же тоном поприветствовала девушка появившуюся в дверях жену Старостина.

Та только кивнула и посмотрела на мужа.

- А вы меня не узнаете? - девушка, казалось, была искренне удивлена.

Супруги переглянулись.

- Да я же Лиза! Дочь Павла Степановича, вашего брата, дядь Лень.

- Лизонька? - просиял Леонид Степанович. - Племяшка? Ну, заходи. Какими судьбами?

Лиза уже раздевалась. Сумку поставила в сторону, скинула рюкзак.

- Да я по делам приехала. И вот сразу к вам. Ничего?

- Да ничего, ничего, - супруги опять переглянулись. - Ты чего ж не позвонила? Встретили бы.

- А я вот сюрпризом. Ну, как вы тут?

- Да нормально, - разговор продолжился уже в комнате.

- Как дядя Саша, тетя Галя? Как вообще все вы тут в городе? Мы в деревне, наверное, последние из Старостиных остались.

Глава семьи не успел ответить, его опередила супруга:

- Ты, если хочешь, можешь душ принять с дороги, переодеться. А я щас на стол соберу.

- Ага, - ответила девушка и через минуту скрылась в ванной.

Как только раздался шум воды, Ольга спросила мужа:

- Она что, жить здесь будет?

Тот почесал затылок.

- Ты против?

- Да нет, племянница все-таки... Хотя... Смотря насколько.

- Вот-вот, - вздохнул Леонид.

Когда сели обедать, Лиза вновь вернулась к разговору о переехавших в город родственниках и очень удивилась, что почти никто не общается.

- Даже не перезваниваетесь?

Выяснилось, что телефонные номера родных в семье Старостиных имеются, обменялись на чьих-то похоронах, правда, не звонят. Вечером Ольга спросила мужа:

- А почему вы все-таки не общаетесь?

На это глава семьи только пожал плечами.

Гостья с первого же дня внесла коррективы в размеренную жизнь обитателей квартиры. Пришедших из школы десятилетних близняшек Сашу и Дашу она встретила радостным визгом. Целый день непрерывно обнимала и целовала смущавшихся детей, называя их братиком и сестренкой. В последующие дни Лиза активно участвовала в делах по дому, чем подкупила хозяйку, ходила в магазин, гуляла с детьми. Но часто куда-то убегала.

Причина ее ежедневного отсутствия стала понятна, когда Старостиным с предложениями встретиться стали названивать многочисленные родственники. Только выходило все так, что вроде бы инициатором встречи оказался Леонид Степанович. Но это было и неважно.
Организацию массовой встречи взяла на себя, естественно, Лиза. Ее кипучая энергия подкупала. Она собрала деньги, заказала столики в ресторане и даже автобус. Попытки отказаться от встречи категорически отметались. И вот тот день настал.
Собралось около двадцати человек. Встреча была горячей - объятия, поцелуи, мужественные рукопожатия и различные комментарии, все это продолжалось довольно долго. Некоторые не виделись по десять и даже двадцать лет. Восклицания «А помнишь?», «А как ты тогда!» продолжались уже за столом.

Первое слово как организатору предоставили Леониду Степановичу. Для него это не было неожиданностью - накануне супруга и Лиза вполне серьезно готовили оратора. Речь была проникновенной.
- Друзья! - начал Леонид Степанович и слегка смутился, но потом взял себя в руки. - Земляки! Родственники!

Последнее произнесенное слово у кого-то вызвало слезы умиления, у кого-то - законную гордость. Супруга выступающего победоносно оглядела присутствующих.

- Я буду краток, - продолжил Леонид Степанович. - Вот мы с вами взрослые люди, но понять не могли, что близкие должны общаться. А вот Лиза, самая молодая, поняла, что это важно. Спасибо ей, спасибо всем, кто пришел! И предлагаю если не собираться, то хотя бы звонить друг другу. Мы же родственники...

Он хотел еще что-то сказать, но гул общего одобрения позволил ему закончить. Когда Леонид сел, супруга прошептала:

- Готовились, готовились, а все зря? Не по тексту же!

- Зато от сердца.

- Тоже верно! И про Лизку молодец, что сказал.

А Лиза между тем на какое-то время оказалась в центре внимания и была счастлива. Собрала ведь! Получилось!

Веселье шло своим чередом, вспоминали земляков живущих, поминали ушедших. Бутылки за столом опустошались, и через какое-то время стали появляться нотки недовольства и взаимные обвинения. Кто-то вспомнил потраву скотины, кто-то припомнил снесенный забор.

- Я же нечаянно!

- А мне от этого не легче.

Жены вели себя по-разному. Одни усмиряли своих мужей, другие подключались к спорам, в основном имущественным. Но в целом было весело. Особенно оживлялись, если вспоминали какую-нибудь драку. Когда вспыхнул очередной спор, готовый перейти в контактную стадию, Лиза не выдержала:

- Как вам не стыдно? Вы для этого собрались? Тогда и не стоило.

Родственники поникли головами. Встреча потихоньку свернулась. Лиза вызвала автобус, и родственники высыпали на улицу. В ожидании транспорта снова заспорили. Уже миролюбиво - чувствовали, что не скоро увидятся.

Тут из ресторана вывалилась пьяная компания, которая гуляла в соседнем зале. Увидев подъехавший автобус, молодые люди решили им воспользоваться. Родственники воспротивились. Завязалась легкая потасовка. Но, поскольку в ней были задействованы все, включая жен, было много криков и визга, женщины размахивали дамскими сумочками. Со стороны это напоминало побоище. Подъехал еще один автобус, уже полицейский, и всех забрали в отделение.

В полицейском участке уже немолодой капитан очень удивился, узнав, что одну из сторон представляли земляки и даже родственники. Может, поэтому к ним отнеслись благосклонно, но штраф все же был выписан.

Когда их выпускали, капитан произнес фразу, которая всех несколько напрягла:

- Вас там дожидаются.

- Кто?

- Адвокат ваш! - засмеялся полицейский.

На улице возле автобуса стояла Лиза. Компания остановилась и притихла.

- Ну, поехали, родственнички! Что встали?

- Куда? - напряженно спросила жена Леонида Степановича.

- По домам. Еле дождалась вас.

Народ повеселел, в автобус садились с шуточками. Мужчины подкалывали друг друга, женщины незлобно ворчали по поводу изорванных в бою мужниных костюмов и подбитых физиономий.

Когда автобус тронулся, кто-то произнес:

- А классно мы гульнули?

- Да уж, как в деревне, бывало, по праздникам.

Все рассмеялись, а потом и песню затянули.