Сказанное больно кольнуло Виктора, и он как человек импульсивный, поставив бокал, резко поднялся, ушел к себе в комнату, а через пять минут был уже на улице.

Он брел в неизвестном направлении, навстречу попадались спешившие к праздничному столу люди. Решив пройти двором, Виктор завернул за угол и увидел женщину средних лет. Ничего особенно в этом бы и не было, если бы та не плакала, обняв рябину. Виктор подошел к ней, сам не зная зачем. Постоял.

- У вас что-то случилось? - наконец произнес он.

Слезы у той как-то сразу прекратились.

- Это вас не касается, - ответила женщина, вытирая лицо платком.

Она пошла вперед. Виктор шел позади. Он невольно оглядывал идущую впереди женщину. Она почувствовала его взгляд.

- Что вы за мной идете? - спокойно, без возмущения, обернувшись, но не остановившись, спросила она.

- А здесь другой дороги нет, - ответил он и тут же попытался обогнать ее.

- А вы что не торопитесь? - спросила она. - Новый год совсем скоро.

- Да так, - уклонился от ответа Виктор. - А вы?

- То же самое, - грустно ответила женщина.

Некоторое время они шли молча.

- Меня зовут Виктор, можно Витя, - наконец произнес он.

- Мария, можно Маша, - уже не так грустно ответила женщина.

На крутом спуске Маша, поскользнувшись на льду, стала падать. В последний момент она ухватила за руку Виктора, пытаясь удержаться. Некоторое время они балансировали на льду, который был покрыт пушистым снегом, но потом не удержались и, шлепнувшись, покатились вниз. Когда поднялись, Виктор, сам того не ожидая, взял Машу за руку, а на удивленный взгляд женщины сказал:

- Чтобы не упала.

Маша только улыбнулась и руку не убрала. Выйдя на перекресток, они остановились и вопросительно посмотрели друг на друга.

- Хочется в тепло, - вздохнула Маша.

Виктор огляделся по сторонам.

- Да здесь и пойти-то некуда. Хотя… Тут недавно бар открыли круглосуточный, довольно приличный. Но Новый год все-таки, работает ли?

- Пойдем проверим? - предложила Маша.

Виктор кивнул головой, отметив, что они после падения неожиданно перешли на «ты».

Бар работал. За стойкой стояли две женщины в шапочках а-ля Снегурочка с новогодней мишурой на шее. Свободных мест не было: какая-то компания молодых людей сдвинула почти все столы и стулья. Когда вошли Виктор с Машей, компания притихла, потом парни засуетились, один убежал в подсобку и принес два стула. Их столик он подвинул в угол таким образом, что больше никто не мог сесть рядом с ними. Другой парень принес вазу с еловой веткой, украшенной дождем и огромным шаром. Виктор подошел к стойке.
- С Новым годом! - почти хором прокричали поздравления барменши.

Они, ничего не спрашивая, поставили на стойку бутылку шампанского.

- Еще что-нибудь? - спросила одна из них.

Виктор взял еще шоколадку, мандарины и вернулся к столу. Не успели Виктор с Машей поздравить друг друга с Новым годом и выпить по бокалу шампанского, как возле их стола оказался парень и предложил даме шапочку, такую же, как у барменш. Маша надела ее, и компания, внимательно следившая за процессом, дружно ахнула.

- Снегурочка! - крикнул кто-то.

- С Новым годом! - раздался дружный хор с соседнего стола. - За Снегурочку!

Маша ответила им милой улыбкой, она была счастлива. Парни не надоедали им, но время от времени кричали им поздравления и пожелания, похоже, приняли их за любовную пару, и Виктору это льстило. Тем более что Маша ему нравилась.

Раздался шум сдвигаемых столов, Маша с Виктором оглянулись - ребята освобождали пространство. Затем они включили музыку погромче и встали в круг. Танец напоминал нечто среднее между греческим сиртаки и русским хороводом. Но они так зажигательно танцевали, что даже у Виктора ноги постукивали в такт. Маша же развеселилась пуще прежнего и вдруг вскочила, пританцовывая. Круг моментально разомкнулся, и ее впустили в центр. Музыка сменилась, и Маша уже отплясывала очень энергичный танец. Когда музыка еще раз сменилась, круг вновь разомкнулся, и кто-то вытянул Виктора в его середину, где Маша уже тянула к нему свои руки. Не успел он оказаться рядом с ней, как она прижалась к нему, обняла за шею, и они стали танцевать. По большому счету это трудно было назвать танцем. Они просто обнимались на виду у всех.

Неожиданно музыка закончилась, а они так и стояли посреди круга. Тишина длилась недолго. Раздались аплодисменты, а затем вдруг неожиданное «Горько!» Виктор растерялся, а Маша еще крепче обняла его и прильнула губами к его губам. Они целовались, забыв, где находятся и что вокруг люди.

Поцелуй что-то изменил в ситуации, и, оторвавшись друг от друга, они по обоюдному согласию решили покинуть заведение.

Поблагодарив компанию за приятный вечер, вышли в новогоднюю ночь. А по улицам уже гуляли люди. От встречных то и дело слышалось: «Смотрите, Снегурочка!» Маша и правда была похожа на Снегурочку: белая шубка, белые варежки, белые сапожки и конечно шапочка. Глаза ее горели, щеки покрылись румянцем, русые локоны рассыпались по плечам, придавая ей еще больший шарм.

И каждая компания или парочка непременно улыбалась им, а то и, окружив, предлагала им потанцевать или даже приглашала в гости. Маша светилась счастьем, Виктор был горд и полон восхищения своей новой знакомой.

Веселье прервал телефон в кармане Маши. Она ответила и долго просто слушала. Потом, ответив: «Ничего, бывает», отключилась.

- Мне надо идти, - тихо сказала она. - Сын извиняется, просит прийти.

- Да-да, конечно…

- Позвони мне, пожалуйста, - ласково глянув, попросила она.

- Когда? - у Виктора захватило дух.

- Через полчаса, - ответила она и протянула ему салфетку, на которой был написан телефон.

«Когда успела?» - пронеслось в голове Виктора.

Он побрел домой и уже не думал о былой обиде на дочь. Дома выслушал все извинения, сел за стол, положив перед собой телефон. Ровно через полчаса вышел на кухню и позвонил. Ответили  мгновенно:

- Витя, это ты? Витя! Я хочу тебя видеть...

- Я тоже, - перебил ее Виктор. - Сейчас?

- Нет. Давай вечером. У места нашего знакомства.

- У рябины?

- Да. В четыре тебя устроит?

- Конечно.

Он вернулся за стол.

- С новым счастьем! - подняв свой бокал, почти прокричал он.