Он был потомственным офицером в четвертом поколении, и вынужденная отставка, а точнее комиссование по ранению, явилась для него сильнейшим ударом. Даже уход жены, когда ему светило инвалидное кресло, он перенес легче, чем расставание с армией. Жизнь, казалось, закончилась.

Родного города, в котором Олег не был шесть лет, он не узнавал.

- Давно не был? - спросил таксист.

- Заметно? - вопросом на вопрос ответил Олег.

- Так головой крутишь во все стороны... Да-а, Казань, конечно, не узнать. А где пропадал-то?

- Служил.

- В армии, что ли?

- Да.

- Долго?

- Всю жизнь, - Олег вздохнул. - Я же еще с суворовского начинал.

- Слушай, - таксист вдруг оживился, - а хочешь, я тебя по городу покатаю? Или торопишься?

- Да некуда мне особо торопиться-то, - развеселился Олег. - Давай, отец, полную экскурсию!

Ездили они не так уж и долго, но Олегу хватило - перемены были видны повсюду. Довольно скоро он сказал:

- Все. Насладился по полной. Спасибо, отец, давай домой.

Олег назвал адрес, таксист развернулся, и они поехали на Квартала.

- У тебя там кто? Жена, родители?

- Племянница, - перебил Олег, чтобы прекратить расспросы.

Перед смертью родители прописали к себе внучку, дочку Светланы, сестры Олега. А потом включили ее и в приватизацию. Отец звонил, спрашивал, не возражает ли, на что Олег ответил:

- Пап, ну ты что? Это ваша квартира, ваша внучка. Вы сами решайте, я не претендую.

Разве мог он тогда знать, что останется без квартиры... Впрочем, о том, что в родительской квартире живет племянница, он нисколько не жалел. Тем более что у нее уже семья и двое ребятишек. Олег не видел родственницу с тех пор, как покинул Казань. Ни на похороны отца, ни на похороны матери он приехать не смог: оттуда, где был в тот момент, в отпуск уходить не разрешали. Приезжал на могилки, но так и не увиделся с племянницей. Сейчас Олег ехал и думал: «Какая она?»

Представить себе взрослой дамой веснушчатую девчушку с косичками, какой помнил племяшку Юльку, он не мог.

Если всю дорогу Олег ехал в достаточно спокойном состоянии, то, оказавшись возле двери родительской квартиры, впал в состояние сильнейшего волнения. Нахлынули воспоминания. Дверь открыла молодая красивая женщина и тут же разулыбалась. Олег догадался, что это была Юля. В подтверждение она кинулась в объятия, как только мужчина переступил порог, и завизжала от восторга: «Дядя Олег!» Через минуту вся прихожая наполнилась людьми. Олег узнал только сестру, а потом стал мысленно вычислять, кто есть кто. Муж Светки (новый, этого он ни разу не видел), муж Юли, их детишки - два кудрявых ангелочка - Анечка и Ванечка. Гость прорвался к сестре, самому близкому на тот момент человеку, и нежно обнял ее. Они стояли, прижавшись друг к другу, а вокруг стало так тихо, что слышно было какое-то бульканье на кухне. Даже дети притихли. Наконец Олег выпустил Светлану из своих объятий, и она скрылась в ванной, видимо, поплакать.

Застолье протекало вялотекуще, все будто чего-то ждали от Олега. Он же был немногословен, а потом и вовсе ушел на балкон. Туда вскоре пришла Светлана.

- Свет, я не хочу стеснять Юльку. Может, ты найдешь мне квартиру на время, пока я не купил? - спросил Олег.

- Господь с тобой, Олежа, у меня живи.

- А это удобно?

- Конечно, - ответила сестра. - Тем более мы с Колей это уже обговорили.

Вскоре стали расходиться. Сестра жила неподалеку, и они пошли пешком.

- Жениться не думаешь? - спросила сестра.

- Ой, нет, - ответил Олег. - Во всяком случае не сейчас.

- Да? Ну ладно, - усмехнулась сестра. - А то тобой тут одна девушка интересовалась.

- Свет, ты что, сватаешь меня? - Олег был не столько возмущен, сколько предельно изумлен.

Та улыбнулась в ответ:

- Тогда подумай, кто бы это мог быть.

Олег резко остановился.

- Валентина? - догадка обожгла его.

- Она, - просияла Светлана. - Когда узнала, что ты приезжаешь, засветилась вся. Я ее, кстати, приглашала. Нет, говорит, не хочу вам мешать.

Валентина была первой и, кажется, единственной любовью Олега. Они даже хотели пожениться, но Олег на тот момент настолько был увлечен своим будущим офицерством, что, как только пришел вызов в училище, моментально забыл обо всех обещаниях и клятвах и умчался. Как оказалось, навсегда. Нет, он, конечно, не забыл Валентину и даже пробовал писать, но со временем стал делать это все реже и реже. А когда попал в спецподразделение, и вовсе отодвинул свое прошлое.

Женился скоропалительно, в перерывах между командировками в горячие точки, потому что вроде как время пришло. А сейчас...

Олег долго не мог заснуть. В голове, словно кадры кинохроники, прокручивалась та часть его жизни, которая была связана с Валей. Вспомнилось, как он один пошел против всех, когда выкуривали террористов из одного домика в горах, и мысленно повторял: «Валя, Валечка...» А первым словом, которое он произнес, когда вышел из комы (медсестры рассказывали), было ее имя.

«Ну и что? - тут же оборвал себя мужчина. - Имя повторять - это не плечо подставлять».

- Олежа, не спишь? - приоткрыла дверь Светлана.

- Нет.

Сестра прошла, села на кровать.

- Ты прости, братик, что я пыталась вмешаться в твою жизнь, - тихо сказала она. - Просто больно смотреть на вас. Валя тебя всю жизнь любила, а ты, кажется, не забывал ее никогда...

- Я предал ее, Свет. Предал.

Сестра погладила его по плечу.

- Все бывает в этой жизни некстати. Но сейчас что? Вот она, здесь, рядом. Вы оба свободны и еще нестарые.

- Думаешь? - Олег сел на кровати.

- И думать нечего. Так что действуй, вот ее телефон.

Светлана ушла, оставив на тумбочке бумажку и напрочь отбив сон у Олега. Была уже полночь, но он все-таки вышел на кухню и позвонил Вале. Трубку она взяла сразу. Говорили долго. Олег вернулся, будто заново рожденный, в комнату, плюхнулся на кровать. В следующую же секунду он резко поднялся, как по команде «тревога». Вскоре Олег уже мчался по лестнице, перепрыгивая сразу через несколько ступенек. Из-за угла вывернуло такси.

- Здравия желаю! - прозвучало из автомобиля. Это был уже знакомый таксист.

- Отец, - взволнованно проговорил Олег, - нужны цветы.

И вот он уже стоит с букетом возле Валиной двери. «Вперед, гвардия!» - сказал себе Олег и нажал кнопку звонка.