Арина или, как называла ее бабушка, Аринушка была любимой внучкой. И хотя тетя Шура очень любила четырех своих внуков и гордилась ими, самой близкой для нее все же была внучка. Та отвечала ей взаимностью, подолгу жила у нее, приходила к бабуле со всеми своими бедами и радостями. Неожиданно вдруг Арина стала отдаляться. Бабушка старалась гнать от себя дурные мысли, но раз за разом сомнения ее подтверждались: внучка переменила свое отношение к ней.

Откуда взялся этот ее парень, который впоследствии стал женихом и даже мужем, никто не знал. Как и о самом избраннике девушки. Первой забила тревогу мать Арины Руфина.

- Мама, я не знаю, что делать, - плакалась она. - Ну не лежит у меня душа к этому Эдику: мутный он какой-то.

- Это да, - вздохнула тетя Шура. - Только, понимаешь, она ведь сама его выбрала.

Больше они об этом не разговаривали. Но зятья, внуки и их жены нет-нет да и пытались поговорить с Ариной. Та категорически отказывалась вести беседы на эту тему. Потом все завертелось довольно быстро: сватовство, помолвка, свадьба.

…Тетя Шура отплясала, отпела частушки и тихо, чтобы никто не заметил, покинула мероприятие. Поехала она на квартиру к старшему внуку - там собрали всех ее правнуков. Сменив на посту соседку, которая сидела с детьми, пока все были на свадьбе, она, казалось, забыла неприятные моменты, мелькавшие и до свадьбы, и даже во время ее. Они касались в основном матери Арины, но досталось и бабушке.

- Бабуль, а ты не хочешь продать свой дом, а нам квартиру купить? - как-то неожиданно высказалась Арина.

Та просто обомлела.

- Как это продать? Это же наш дом - твоей матери, ее сестер, братьев… Это же еще твой дед строил, а дядья да братья твои перестраивали. Мы же все там собираемся…

- Ладно, ладно, шучу, - прервала ее Арина.

Но шуточного тона в голосе внучки бабушка не заметила. В свой дом в пригородном поселке она вернулась безрадостная. Но хозяйство, требующее постоянного внимания и заботы, отвлекало ее от горестных мыслей.

Внучка не появлялась месяца два, а когда приехала, бабушка тихо ужаснулась: это была уже не та Арина. Внешне изменилась до неузнаваемости: волосы выкрашены в черный цвет, лицо обезображено обильной косметикой. Одежда соответствовала макияжу: короткая юбчонка, блузка с довольно откровенным декольте.

Тетя Шура сразу поняла: не просто так приехала. А внучка ходила по комнатам, будто оценивала что, даже шкафы какие-то открывала. Бабушка ждала. И дождалась.

- Не тесновато тебе, бабуля, в таких хоромах? - ехидно спросила Арина, присаживаясь на диван.

- Дом я продавать не буду, - спокойно ответила тетя Шура. - Это общий дом для всей семьи.

Внучка поднялась с дивана.

- Ой, хватит мне втирать, - махнула она рукой. - Семья, общий дом... Он на кого записан? На тебя? Ну и все.

Она прошлась по комнате.

- По документам так и есть, но по совести…

- Достали вы меня со своей совестью, - перебила ее внучка. - Живете в каком-то придуманном вами мире.

- Раньше тебе этот мир нравился, - тихо проговорила тетя Шура.

- Глупая была, - крикнула ей в ответ Арина.

Она хотела еще что-то добавить, но, услышав звуки подъезжавших машин, кинулась к окнам.

- На подмогу позвала, - зло сказала внучка, разглядев в приехавших на трех машинах родителей и братьев.

Бабушка не успела ей ответить - в комнату дружной толпой ввалилась родня.

- Ты уже здесь? - сказал отец Арины. - Очень хорошо, сейчас все и выясним.

- Что выясним? - испуганно спросила дочь, прижимая к себе сумочку.

- Ты садись, садись, - ответил ей отец.

Первой непродолжительное молчание нарушила мать Арины:

- Ариша, чего тебе не хватает? Мы же подарили вам квартиру…

- Однушку? - тут же возмущенно завизжала Арина. - А сами в трех комнатах.

- А ты хотела, чтобы мы жили в однокомнатной, а вы в нашей?

- А что? По-моему, справедливо. Вы свое уже пожили, теперь наша очередь…

На ее последних словах к ней подскочил старший брат:

- Ты думаешь, что говоришь? Это же твои мать и отец.

- Посмотри на себя, в кого ты превратилась... - упавшим голосом сказал отец. - Вернее сказать, в кого тебя превратил твой муж...

- Не трогайте моего мужа! - закричала Арина и выскочила из комнаты.

Оставшиеся в доме родственники на время притихли. Потом дочь спросила мать:

- Опять про дом говорила?

Та только горестно кивнула.

- Мама, - встав с дивана, сказал отец Арины, - отдайте нам на хранение документы на дом.

Тетя Шура кивнула и вышла из комнаты. Родственники стали потихоньку собираться, но вид вернувшейся тети Шуры заставил всех остановиться.

- Документов нет... - тихо, почти шепотом сказала она.

Мужчины переглянулись и выскочили из дома. Руфина опустилась на диван и закрыла лицо руками.

- Боже мой, неужели это Арина?.. - только и смогла произнести она.

Они просидели до темноты, пока не приехали мужчины. С ними была и Арина. Одета она была уже попроще, как одевалась до замужества. Под руку ее держал брат, который провел сестру до дивана и усадил.

- Что случилось? - почти хором закричали женщины.

Ответил отец Арины.

- Вы ее не вините. Это все муж, он сбил ее с панталыку.

- Не надо про мужа, - попросила Арина.

Она сидела, низко опустив голову, - жалкая, потерянная. Бабушка подошла к ней, обняла, и внучка, кинувшись к ней на грудь, разрыдалась. Она плакала, а остальные не знали, как себя вести и что делать. Наконец к ним подсела мама Арины, и девушка бросилась с рыданиями к матери.

- Пойдем, милая, умоемся, - поглаживая ее по спине, сказала мать и увела дочь.

- Мы успели только отобрать документы, - отвечая на немой вопрос тети Шуры, сказал отец Арины, - да пару раз по морде дать. Тут и милиция приехала. Разыскивали, оказывается, нашего зятя, правда, под другими именем и фамилией. А Арина…

В общем, нас тоже повезли в отделение, там она написала заявление. Да пусть сама расскажет...

Последнюю фразу он произнес, увидев входившую в комнату дочь. Все обернулись. События последних часов резко переменили Арину. Из совсем недавней жизни остались только черные волосы, которые она спрятала под косынку. В остальном была прежней, любимой всеми Ариной. Эти изменения заставили всех счастливо улыбнуться.

- Я потом, потом все расскажу, а пока… Прости меня… Все простите, пожалуйста...

«Вернулась, - промелькнуло в голове у бабушки, - в наш мир вернулась».

И пошла ставить чайник.