Обычно летом на даче жила дочь Георгия с сынишкой, но в этом году подписала контракт на работу в детском лагере на море и уехала вместе с мальчиком на все каникулы туда. А с предприятия, откуда Георгий ушел в свое время на пенсию, попросили его вернуться на работу, чтобы помочь выполнить важный заказ. Зачем даче пустовать?

В начале мая Георгий перевез туда подруг вместе c Амининой белой кошкой Фифой и даже их комнатные цветы привез, чтобы не беспокоились о поливе. Дачный дом был старый, без архитектурных изысков, но вполне уютный. Стали подруги обживаться. Почистили, проветрили дом после зимы. Фифа помогала: ловила мышей и приносила хозяйке, видимо, для отчета. Взялись за огород, да так рьяно, что Георгию, приезжавшему на выходные, пришлось взывать к благоразумию.
Когда с посевной справились, жизнь вошла в более спокойную колею. Дамы полюбили гулять по окрестностям, ходили любоваться закатом с берега Волги. К ним часто присоединялась их ровесница Зоя Леонидовна из соседнего дома, крепенького особняка. Она завязывала косынку на голове элегантным тюрбаном, была любительницей сортовых георгинов и поэзии Цветаевой. Еще обожала своих внуков, а вот их мать Наташу не обожала. Как-то заметила, что воспитание невестки оставляет желать лучшего, ну да Бог терпел и нам велел. Впрочем, сын никогда не позволял покушаться на статус его матери в доме. Он ездил на крутом авто и выглядел преуспевающим, хотя и несколько мрачноватым господином.

В один из дней упомянутая Наташа пришла к подругам с вопросами. Оказалось, что ее дети, Вовик и Юля, подружились с капризницей Фифой, кошка благосклонно позволяет себя гладить и угощать вкусняшками. Ребятишки в таком восторге от красивой кисы! Но вчера Наташа нашла на загривке у нее впившегося клеща и вытащила. Теперь хочет обработать ей шерсть средством от страшных кровососов, если, разумеется, хозяйка кошки не возражает. А кстати, привита ли кошка от бешенства? Еще раз просит извинить ее, ведь должна думать о здоровье детей и надеется, что соседки поймут.
Амина с Анастасией согласились, что молодая мать кругом права. Привита кошка еще весной, а обработку от клещей они сделают сами. Обсудив позже разговор, отметили, что с воспитанием у Наташи все в порядке: своего добилась и без всякого намека на конфликт.

А спустя месяц Зоя Леонидовна прибежала к ним в расстройстве чувств: «Беседку! Беседку сломали! Столбики украли!» Чуть успокоившись, рассказала, что уезжала на несколько дней в город, а вернувшись, обнаружила отсутствие любимой беседки. Обломки валяются, а четыре витых кованых столбика, на которых держалась крыша, исчезли. Наташа говорит, что беседку кто-то сломал в тот день, когда они с детьми гостили у друзей на той стороне Волги. Дети подтверждают: уезжали - была беседка, вернулись через день - нет ее. Беда в том, что рядом с беседкой кусок забора был разобран, потому что недавно там укладывали трубу для очистных и забор еще не восстановили. Зоя Леонидовна зарыдала: «Ведь эти столбики - все, что осталось от дедушкиного дома, где я выросла. Они там козырек над крыльцом подпирали. Когда дом сносили, муж перевез столбики сюда, пригодились для беседки. Поглажу рукой витой столбик, вспомню тот дом, родителей, мужа... Позвонила сыну, а он говорит, чтобы не устраивала трагедии из-за старых железяк. Не понимает он... А столбики кто-то утащил... И наверняка Наташка в этом замешана».
К

огда соседка ушла, Анастасия задумчиво протянула: «Металл... А вот интересно, кто здесь собирает металлолом? Наверное, Георгий знает». Действительно, знал. По округе разъезжал мини-грузовичок с намалеванным на дверце Железным Дровосеком, как из мультфильма, за рулем сидел здешний мастер на все руки Михаил. Сбор металлолома не был основным его занятием, он принимал заказы на сварочные работы, брался и за другие дела по дачному благоустройству. Георгий покачал головой: «Как-то не похоже это на Михаила, чтобы вот так, по-воровски». В дом Железного Дровосека на краю поселка подруги отправились вместе с Георгием.

Михаил встретил их на дворе, заставленном техникой и заваленном железом. При вопросе о столбиках удивился: «Так ведь когда с очистными помогал, хозяин сам попросил эту беседку разобрать. Договорились, что я увезу эти столбики, металл пойдет в счет работы. Он еще сказал, что его жена мне позвонит, скажет, в какой день приехать. Так и сделали. Вон столбики лежат. Красивые, даже жалко под пресс».

Пока шли домой, думали-обсуждали, как поступить. Если чужая душа потемки, то чужая семья тем более, не дело вмешиваться. Только уж больно соседка убивается. Нельзя не посочувствовать, хоть и воображала она, конечно, еще та. Решено было Зое Леонидовне ничего не говорить, а приватно побеседовать с Наташей.

Наташа расстроилась: «Ведь говорила же мужу, что не получится это сделать без свекровушкиной истерики. Понимаете, она очень привязана к старым вещам. Вот у нас тумбочка в прихожей - совершенно жуткое старье! А не тронь, ведь это не просто мебель, а память, как они вместе с покойным мужем ее когда-то покупали и кто что сказал при этом... И таких вещей у нас полдома. Каждая как памятник. Понять ее можно, но ведь жизнь идет. Муж там, у забора, решил баню с сауной построить, беседка мешала. Надо было с матерью сначала поговорить. Знаете, он просто струсил. Вот теперь и расхлебываем, она плачет-рыдает и почему-то меня винит».

Амина хитро улыбнулась: «А можно сделать так, чтобы и волки сыты, и овцы целы. Хочешь? Пусть муж с Михаилом договорится, переиграйте».

На следующий день ближе к вечеру подруги отправились на уже привычную прогулку, позвали с собой и Зою Леонидовну. Когда шли через рощу, в туфлю Амины попал камешек, она присела на ствол поваленного дерева чуть в стороне от дорожки, подозвала своих спутниц - посидеть, отдохнуть. Вдруг Зоя Леонидовна громко ахнула: в ямке за бревном лежали все четыре столбика: «Нашлись, нашлись мои железненькие! Надо же, ноги прямо к ним привели!»

Беседку построили заново, немного в стороне от прежнего места, крышу, как и прежде, подпирали старинные кованые столбики, а карнизы Михаил украсил коваными финтифлюшками. Наташа предложила посадить вокруг беседки вьющуюся ипомею. Счастливая Зоя Леонидовна согласилась: «Чтобы цвела граммофончиками, и будет, как в дедушкином саду!»