Стоявшая неподалеку Алина резко развернулась и быстро вышла из аудитории. Игорь догнал ее уже на улице.
- Алина, подожди! - окрикнул он ее.

Она остановилась и достаточно резко сказала:
- Иди Свету провожай.
- Причем здесь Света? - с досадой сказал Игорь.

- Она же просила проводить ее...
- Алин, да Светка просто так брякнула, чтобы тебя позлить. У меня с ней ничего нет и никогда не было. 

- Ладно, - улыбнулась Алина. - Пойдем уж.

Она взяла Игоря под руку, и молодые люди пошли по улице, весело смеясь. Они спустились к Ленинскому садику, потом решили прогуляться по Баумана. Временами они останавливались. Иногда, чтобы посмотреть на витрины магазинов и различных салонов, а чаще, чтобы просто поцеловаться, не обращая внимания на прохожих. А те реагировали по-разному. Кто-то не замечал вовсе, кто-то улыбался, кому-то был повод для насмешки, но были и такие, кто осуждал. Их, правда, были единицы.

Неожиданно для Алины Игорь взял ее на руки и тихо сказал:
- Давай поженимся.
- Игорь! - удивленно и даже восхищенно воскликнула девушка. - Прямо сейчас? Мы же решили по окончании универа…

- Да что там осталось-то... Скоро диплом.
- А на что мы жить будем? И где?

Игорь поставил девушку на ноги.
- Жить, естественно, у меня. Нас с тобой, если ты помнишь, уже ждут на рабочих местах. Так что с работой и финансами пока проблем не будет.
- Что значит пока? - удивилась Алина.

- Ну, пока в декрет не выйдешь.

Девушка расхохоталась.
- Какой ты быстрый! - весело сказала она. - Я же еще не дала своего согласия.

- Так дай, - твердо сказал Игорь. - Ты не переживай. Мои в курсе и не против. Помогут и со свадьбой, и дальше...
- А мои? Слышали бы нас сейчас мои мама и бабушка.

В то же самое время мама Алины Элеонора Викторовна спешила на встречу. Она стеснялась назвать это свиданием. Но как иначе можно назвать встречу с человеком, который любил ее со школьной скамьи? Валерий Николаевич (а тогда еще просто Валерка) не женился, когда вышла замуж она. Он не надоедал ей своей любовью, когда она схоронила мужа. Он сдержал слово, данное много лет назад, когда она сообщила ему, что выходит замуж. «Я буду тебя ждать, - сказал он тогда. - Хоть всю жизнь». И дождался.
- Эль, ну хватит уже, давай переезжай ко мне, - почти сразу при встрече сказал Валерий Николаевич. - Сколько можно?

- Валер, - возразила женщина, - ты пойми, у меня дочь на выданье.
- Я не понимаю, - отвечал ей Валерий Николаевич. - Ты свободная женщина. Причем здесь мама и дочь?

Он замолчал, подумал и произнес:
- Нет, конечно, они причем. Это я не подумал. Но мне кажется, они поймут.

Элеонора Викторовна взяла его за руку и, глядя в сторону, произнесла:
- Я их очень люблю, понимаешь? И тебя... Но я не могу разрываться... И не хочу сделать им больно.
- Я понимаю. Опять надо подождать. Что ж, я привыкший.

- Ты обиделся?
- Да нет, все нормально.

Он обнял ее, и она, всегда стеснительная, даже не противилась, а наоборот, прильнула к нему, вся такая благодарная. «Нет, - подумалось ей, - это не благодарность, ведь я люблю его. И всегда любила». А ведь и правда. Она честно прожила жизнь с мужем, но любила его, Валеру. 
- Ладно, Валер. Последний раз, - Элеонора погладила его по волосам. - Я сама все скажу. Поймут - все будет официально, не поймут - уйду к тебе со скандалом. Обещаю!
- Не надо со скандалом, - поспешил сказать Валерий. - Они у тебя замечательные.

Элеонора Викторовна слегка отстранилась.
- А пойдем сейчас к нам? И все расскажем, - предложила она.
- Пойдем, - ответил он.

...А Маргарита Семеновна, бабушка Алины и мама Элеоноры Викторовны, в этот вечер танцевала танго. Для ее возраста это было бы странно, если бы не ее партнер по танцу. В группу любителей танго ее пригласила давняя подруга. Маргарита Семеновна и не пришла бы туда, если бы не заметила реальных изменений в образе и жизненных воззрениях подруги. 

Маргарита Семеновна познакомилась со своим предполагаемым партнером и почувствовала себя лет на двадцать моложе. Сергей Сергеевич был такой обходительный, джентльмен из джентльменов. А еще он был очень романтичный... И говорил ей о любви. А этого она не слышала лет эдак... Много. 

Он вел ее в танце так умело, нежно и вместе с тем с таким южноамериканским порывом, что она не могла не влюбиться в этого на вид отнюдь не аргентинского мачо. Да, Сергей Сергеевич был ярко-рыжим великаном, внешность которого напоминала карикатуры на россиян в западных изданиях. А Маргарита Семеновна влюбилась. И чем чаще она общалась с Сергеем Сергеевичем, тем больше в этом убеждалась. Но, в отличие от дочери и внучки, несмотря на возраст, ничего не стеснялась. А на замечание соседки Ляли, которая почему-то называла ее декабристкой, о произошедшей перемене отвечала: «У меня вторая молодость!» А про себя добавляла: «Правда, первой не было!» Но это было ее личное. Первая скомканная любовь, брак без чувств... Ну и что? Зато какая дочка выросла, прекрасную внучку ей родила! Нет, все у нее хорошо и замечательно. А будет еще лучше, в этом она была уверена. Вот только дочку пристроить да внучку замуж выдать! 

Во двор старого дома на Маяковского, где жили Алина, Элеонора Викторовна и Маргарита Семеновна, можно было попасть с трех сторон. Вот так, с трех сторон, и входили сюда три поколения женщин со своими кавалерами. Возле подъезда они встретились.
- Вот так встреча! - воскликнула Маргарита Семеновна. - Неужто сватовство намечается?
- Марго, - попытался урезонить свою подругу Сергей Сергеевич.

- Ничего, ничего, - спокойно отвечала та. - Я ж любя. Валеру я еще тогда зятем видела, а Игорек... Он мне тоже не чужой. А это Сергей Сергеевич, мой будущий муж. Прошу, как говорится, любить и жаловать.
- Элеонора Викторовна и Маргарита Семеновна! - начал Игорь. - Я прошу руки вашей дочери и внучки.

- Может, по старшинству? - с улыбкой прокомментировала бабушка.
- Да ничего, Маргарита Семеновна, - подал голос Валерий Николаевич, - я долго ждал, а уж пять минут как-нибудь подожду.

- А ждать не придется! - воскликнула Маргарита Семеновна. - Даю всем свое согласие, вашего не спрашиваю. На правах старшей невесты приглашаю пройти всех в квартиру и обговорить свадебные церемонии. За мной.

Все дружной гурьбой устремились к двери, а соседка Ляля, ставшая свидетельницей всего произошедшего, прокомментировала:
- Вот декабристка, во дает!
- Весна, Ляля! Любовь! - успела ответить Маргарита Семеновна.