- Как ты могла такое допустить?! - кричал на жену Кирилл. - Ей только восемнадцать!
- Ей уже восемнадцать! И что я могла сделать, если она решила жить у него. Она его любит… Кажется…

- Кажется? А тебе не кажется, что ты просто перестала заниматься своей дочерью? И мной, кстати, тоже.
- А тобой что заниматься? Подгузники менять? С ложечки кормить? Ты-то уж точно взрослый мальчик.

Кирилл сжал губы, стукнул стулом об пол и вышел из кухни. Через некоторое время хлопнула входная дверь.

Марина присела на стул. Она была в отчаянии. За последнее время на нее столько всего свалилось. Главное… Впрочем, что есть главное, она не могла решить. Ее вынудили написать заявление об уходе, дочь сообщила, что будет жить у Жени, своего будущего мужа. Последней каплей стали капризы Кирилла, завершившиеся его уходом.

Супруг начал истерить с самого утра по самым ничтожным поводам. Марина посоветовала ему лечь и снова встать, но уже с другой ноги. Муж не оценил шутку, но вроде бы успокоился, пока не спросил, где Оля, и не услышал от супруги причину отсутствия дочери.

Марина даже не задумывалась, куда и зачем ушел муж. Она знала, что мужики в таких случаях обычно напиваются. Но Кирилл выпивал крайне редко и исключительно по праздникам, поэтому на этот счет она не беспокоилась. Однако, когда прошло более двух часов после ухода мужа, она заволновалась.

Он позвонил. Быстро и в сильном волнении сообщил, что срочно уезжает по делам в Москву дня на три. Марина только усмехнулась. В выходной, вечером, без вещей и неожиданно… Лучше бы напился.

Кирилл же, выйдя из дома, решил пройтись и осмыслить происходящее. Шел и ругал себя за свое совсем не мужское поведение. Он уже решил возвратиться домой, но, резко развернувшись, чуть было не столкнулся с женщиной, выходящей из дорогого магазина. Та, судя по выражению ее лица, готова была разразиться бранью, но вдруг заулыбалась и протянула:
- Кирилл!

Он вгляделся в ее лицо и не сразу, но все же узнал свою одноклассницу. Хотя узнать в этой роскошной гламурной диве школьную серую мышку было, конечно, сложно.
- Лида? Ты? - удивленно спросил Кирилл.
- Что? Хороша? - крутанулась она на месте, демонстрируя себя.

- Обалдеть! Мимо прошел, не узнал бы, - сказал он.
- Кира! А разве можно мимо меня пройти? - лучезарно улыбаясь, Лида развела руки с пакетами в стороны.

Кирилл каким-то шестым чувством осознал, что Лида не просто изменилась, а находится теперь в совершенно иной социальной категории.
- А ты как здесь? - спросила Лида.
- Я живу неподалеку. А ты?

- Да костюм ждала из Парижа. Хозяйка бутика позвонила, говорит, поступил ваш костюмчик, я и примчалась. У тебя, кстати, как со временем? Не сопроводишь меня на одно мероприятие?

Кирилл на секунду замешкался, потом ответил:
- В принципе, могу, конечно… Только там, наверное, надо быть в смокинге и бабочке?

Лида рассмеялась.
- Нет, - ответила она. - Я, разумеется, должна выглядеть сногсшибательно, официальные лица - официально, а остальные - кто как. Журналисты, например, постоянно приходят в джинсах и футболках. Так что не паникуй. Белой вороной ты там не будешь. А потом ко мне. Поехали?

Мужчина кивнул, и вскоре они уже садились в роскошную машину, марку которой Кирилл не разглядел. Видимо, от волнения.

По дороге он узнал, что в жизни Лиды было выгодное замужество, вхождение в бизнес мужа (девочка-то она была умная), а затем в связи с его смертью единоличное владение всем имуществом, недвижимостью и компанией.

В этот вечер Кирилл видел Лиду в самых разных образах. Она была доброй хозяйкой мероприятия, строгой начальницей и соблазнительной, иногда даже вульгарной женщиной. В этом образе Лида подошла к нему и шепнула на ухо, что скоро она будет полностью в его власти. Но, вопреки ожиданиям Лиды, последнее перевоплощение и сказанная ею фраза не только не обрадовали Кирилла, но и навели на мысль: «Что я здесь делаю? Это же чуждый мне мир!»

Мысль сформировалась в действие, и через несколько минут мужчина оказался на улице. Для общественного транспорта было уже довольно поздно, он поймал машину и вскоре открывал дверь своей квартиры.

Жену Кирилл застал на кухне. Она сидела за столом, подперев руками голову. Не посмотрев в сторону мужа, да и вообще не двигаясь, она спросила:
- Как Москва?

Кирилл смутился.
- Я никуда не ездил. Извини, психанул.

Он хотел еще что-то добавить, но супруга резко поднялась и вышла, бросив на ходу: «Я тебе на диване постелю».

На диване и в режиме ограниченного общения с женой прошел почти месяц. Ограничения ввела она, односложно отвечая на вопросы, пресекая любые попытки поговорить. Между тем Марина дожидалась прихода мужа с работы, и они вместе ужинали. Он пытался рассказывать ей о том, что происходило у него на службе, она иногда кивала, редко бросала какую-нибудь реплику. В основном реагировала ухмылкой, улыбкой, вздернутыми бровями. Верхом ее реакции были слова «Угу», «Да-а», «Ничего себе».

В один из таких вечеров, когда они еще не приступили к трапезе, в дверь стали названивать. Марина сорвалась с места, Кирилл за ней. Оказалось, пришла дочь.
- Я с вами буду жить, ладно? - сказала Оля с порога.

Марина обняла дочь и повела в ее комнату, махнув рукой мужу, чтобы не вмешивался. Кирилл ушел на кухню. В одиночестве он просидел достаточно долго, но дождался. Когда жена и дочь пришли, он засуетился, помогая супруге накрыть на стол. Но выдержать женское молчание не смог.
- Оля, что случилось? - спросил Кирилл.

Жена и дочь переглянулись.
- Да все как обычно, пап, - ответила дочь. - Я беременна, а Жене ребенок не нужен.

Кирилл растерялся.
- Ну, и что ты собираешься делать? - взволнованно спросил он.
- Рожать она будет, - ответила за дочь Марина. - Рожать! Дедом, Кирилл, ты станешь. И, кстати, еще раз отцом.

Настала очередь переглянуться отцу с дочерью.
- Как это? - глупо спросил Кирилл.

Марина усмехнулась.
- Оль, объясни своему отцу и деду твоего будущего ребенка, как появляются дети. А то он, кажется, подзабывать стал.
- Мамочка, какая ты умничка! - кинулась с объятиями к Марине дочь.

- Девочки мои дорогие! - еле слышно проговорил Кирилл. - Сразу два подарка! Уф!

И присоединился к жене и дочери.

«А ведь все это могло пройти мимо», - пронеслось в голове.