Замуж дочка Светланы Сергеевны вышла на втором курсе в 20 лет по большой любви. Зять попался замечательный по всем статьям: воспитанный, домашний, работящий, непьющий, некурящий. Недостаток у парня был только один, считала теща: он не хотел получать высшее образование. После школы пошел в армию, откуда вернулся с горячим желанием стать водителем. Получив права, начал подрабатывать в одной фирме и по вечерам в такси. Три года, до рождения ребенка, денег на жизнь молодым вполне хватало. Но когда дочка Светланы Сергеевны вышла в декрет, семейные финансы запели романсы. Родительская поддержка с обеих сторон помогала слабо. Современные молодые-то сейчас ждать не хотят - им подавай все сразу.

Дочка все чаще проявляла недовольство по поводу размера «женской» зарплаты мужа и того, что на нее ничего не купишь. А когда захотела поменять подаренную родителями однушку на двушку и взять для этого ипотеку, зять принялся искать новую работу. Как известно, водителей в Казани требуется много, проблема только в зарплате. 

- Посмотрите, какое я интересное объявление нашел! - сообщил однажды зять Светлане Сергеевне. - Одной бизнес-леди требуется в одном лице и водитель, и помощник по хозяйству, и сопровождающий для ее десятилетнего ребенка, которого нужно отвозить-привозить в школу, а во второй половине дня - в кружки и секции. Зарплата в четыре раза больше, чем у меня сейчас. Только бы пройти конкурс...

Конкурс (как оказалось, 10 человек на место) зять прошел. Молодые оформили ипотеку и переехали в новое более просторное жилье. Вроде бы жизнь начала налаживаться, денег у семьи стало значительно больше. Но! Теперь дочка начала жаловаться, что муж почти не бывает дома - все на работе да на работе, совсем ее забыл. 

- Ты где видела рабочий день с шести утра до десяти вечера и только один выходной в неделю? - выговаривала она свое недовольство матери. - Он приходит как выжатый лимон. Поужинает и с ног валится. Как сын растет, не видит. Мне практически ничем не помогает. Мы никуда не ходим, а его наглая хозяйка может позвонить и вызвать своего водителя-помощника даже в воскресенье!

- Терпи! - советовала дочери мать. - Вы же оформили ипотеку на пять лет, сменить машину запланировали и выбрали коммерческий детский садик.  

Позже, когда обнаружилось, что зять живет практически на две семьи, Светлана Сергеевна очень пожалела об этих своих словах... Сначала он перестал ночевать дома раз в месяц, потом раз в неделю, объясняя это срочной работой у своей бизнес-леди. Затем вдруг исчез на все новогодние праздники и при этом отключил телефон. Светлана Сергеевна с дочкой чуть с ума тогда не сошли, обзвонили все больницы и морги, подняли на ноги полицию. А он вернулся живым, невредимым и даже загорелым, невозмутимо заявил, что летал с хозяйкой и ее сыном на новогодние каникулы в Таиланд, где, мол, связи с Россией нет. И вручил дочке такую сумму денег, которую она никогда в своих руках не держала. Дескать, ты же всегда хотела, чтобы я много зарабатывал... Дочка все поняла, учинила своему добытчику жуткий скандал, однако указывать на дверь не стала...    

- Мама, как он может? Она же почти на двадцать лет меня старше! - рыдала она на плече у матери. - Что будет с нами, ипотекой и нашей новой квартирой?

Да ничего не будет... Ради нормальной жизни молодая мама с высшим образованием поделила своего необразованного мужа с женщиной, которая годится ей в матери, и с ситуацией смирилась. «Представляешь, - писала Светлана Сергеевна студенческой подруге, - дочь практически стала его второй женой, а богачка первой. К законной жене и родному сыну он приходит по воскресеньям и большим праздникам. Деньгами хозяйка связала его по рукам и ногам. Он у нее и домом заправляет, и в бизнесе помогает, и за садовым участком присматривает, и ее мальчишку мужским делам учит. А собственный сын позабыт-позаброшен». 

Но, как понимала между строк студенческая подруга, Светлана Сергеевна лукавит. Ее внук учился в престижной казанской школе, жил в отличной квартире, отдыхать ездил с матерью в Египет и Эмираты. Когда пришло время поступать в вуз, отец полностью взял на себя оплату его учебы на одном из самых престижных факультетов медицинского университета. А на втором курсе купил ему новенькую иномарку и посадил за руль, обучив всем премудростям вождения. Встречались отец с родным сыном регулярно, и отношения между ними были довольно сердечные. Карманные расходы у мальчишки имелись посолиднее, чем у многих сверстников, которым приходилось еще и подрабатывать санитарами в больнице. 

«Что же ты хочешь? - спрашивала подруга у Светланы Сергеевны. - Отцовский долг зять исполняет. А семья, как известно, сейчас переживает кризис. Каких только моделей теперь нет: и гостевая, и воскресная, и иногородняя! У твоей дочки, стало быть, она такая. Зять дочку обеспечивает? Обеспечивает. Сына любит и не забывает? Более чем... Ну раз все стороны этого треугольника друг с другом давно смирились и не хотят ничего менять, ты-то чем недовольна?»

«Мне стыдно перед людьми, - оправдывалась Светлана Сергеевна. - Вру, что у дочки все нормально. А на самом деле она кто? Не то первая, не то вторая жена...»

Все поменялось полгода назад, когда внук Светланы Сергеевны загулял со своей первой любовью и едва не забросил учебу. Объявив матери и бабушке, что высшее образование нынче никому не нужно, он завалил летнюю сессию второго курса и собрался работать. Женщины с рыданиями бросились к его родному отцу.  Зять в ситуацию вник, начал появляться в первой семье регулярно и сумел найти подход к студенческому Ромео. 

О чем долгими вечерами говорили друг с другом отец и сын, обе женщины не знали. Но после этих задушевных бесед зять все чаще оставался в родном доме. А в один прекрасный вечер явился со своими вещами и сказал, что, кажется, порвал со своей богатой покровительницей, открыл собственное дело, и пригласил в долю сына.